Русский экономист леонтьев. Василий леонтьев и его вклад в мировую экономическую науку. Вклад в развитие экономики

Василий Васильевич Леонтьев родился 5 августа 1905 года в Петербурге. Предки Леонтьева были простые крестьяне, но прадед оторвался от земли и переехал в Петербург. Дед Василия разбогател, открыв там ткацкую фабрику. Один из его сыновей женился на англичанке, откуда пошла британская ветвь семьи Леонтьевых. Отец будущего нобелевского лауреата был уже русским интеллигентом, профессором экономики труда Петербургского университета. Так что Василий шел по проторенной тропе, но шел неимоверно быстро: в четырнадцать лет он окончил гимназию и в 1921 году поступил в Петроградский университет, где изучал философию, социологию, а затем и экономику.

Будучи в университете в статусе вундеркинда, несмотря на все потуги "единственно верного" учения, диамата, он позволял себе называться "меньшевиком". В 1925 году Леонтьев уже окончил четырехгодичный курс университета и получил диплом экономиста. Обучение тогда велось ни шатко ни валко: но подросток прочел в библиотеке университета много книг по экономике на русском, английском, французском и немецком языках.

По окончании университета он устроился преподавать экономическую географию, одновременно подал заявление на визу в Германию, чтобы продолжить образование в Берлинском университете. Разрешение поступило через шесть месяцев. В Германии он продолжил учиться и стал работать над докторской диссертацией в Берлинском университете под руководством известного немецкого экономиста и социолога Зомбарта и крупного статистика-теоретика, выходца из России, Вл. Борткевича. Темой диссертации Леонтьева было исследование народного хозяйства как непрерывного процесса. Не оставляя учебу, он начал свою профессиональную карьеру в качестве экономиста-исследователя Института мирового хозяйства при Кильском университете, занимаясь изучением производной статистического спроса и кривой предложения. В 1928 году Леонтьев получил степень доктора наук.

Глубина экономического мышления сочеталась у Леонтьева с сильной математической подготовкой. В конце двадцатых - начале тридцатых годов он провел ряд оригинальных исследований по изучению эластичности спроса и предложения, статистическому измерению промышленной концентрации, использованию кривых безразличия для объяснения некоторых закономерностей международной торговли. Одна из первых научных статей Леонтьева была посвящена анализу баланса народного хозяйства СССР за 1923-1924 годы, который представлял собой первую в экономической практике тех лет попытку представить в цифрах производство и распределение общественного продукта с целью получения общей картины кругооборота хозяйственной жизни. Баланс явился прообразом разработанного впоследствии ученым метода "затраты-выпуск". Статья была написана на немецком языке и опубликована в октябре 1925 года. Перевод на русский язык под названием "Баланс народного хозяйства СССР. Методологический разбор работы ЦСУ" появился два месяца спустя в декабрьском номере журнала "Плановое хозяйство".

Для заработка ученому приходилось писать статьи и в коммерческие журналы. Годом раньше в Берлин прибыл в командировку его отец, сменивший к тому времени университет на наркомат финансов. Да там же, в Берлине, и остался: ЧК уже подбиралась к нему.

Как-то в перерыве ученый познакомился за кофе с китайскими коммерсантами, каким-то образом попавшими в Киль. Слово за слово, и китайцы предложили ему на год контрактную работу в... Нанкине, тогдашней столице Китая! Это сделало его специалистом по экономическому планированию развивающихся стран. Так в 1929 году он отправился в Азию в качестве экономического советника министерства железных дорог в правительстве Китая. После возвращения в Германию продолжал работать в Институте мирового хозяйства.

В 1931 году директор Национального бюро экономических исследований (США), известный американский экономист-статистик, специалист в области анализа экономических циклов и конъюнктуры У. Митчелл пригласил Леонтьева на работу в бюро, и тот переехал в США. Затем Леонтьев обратился в Гарвардский университет. Оттуда откликнулся профессор Гэй, который предложил Леонтьеву профессорскую должность при условии, что он займется нужными ему статистическими вычислениями. В ответ соискатель предложил собственную тему для исследования по экономическому планированию. Тогда Гэй написал, что по решению кафедры предлагаемая тема не слишком интересна, но Леонтьеву все-таки могут выделить крошечный годичный грант на научную должность и право прочесть лекцию. Надо знать нравы и обычаи этого сверхпрестижного университета, чтобы понять: это была пусть небольшая, но победа молодого ученого. В уютный Кембридж, пригород Бостона, где находится Гарвардский университет, Леонтьев отправился с новыми надеждами и новой женой, поэтессой Эстел Хеллен Маркс, на которой он женился уже в Америке. С 1932 года Леонтьев начал преподавать политическую экономию в Гарвардском университете. Вскоре в Америку перебрались и родители Леонтьева. Судьбе этой семьи посвятила свои мемуары "Женя и Василий" мать Василия Васильевича, дожившая до преклонных лет и скончавшаяся в начале семидесятых.

В том же году Леонтьев организовал в Гарварде научный коллектив под названием Гарвардский проект экономических исследований и бессменно возглавлял его до закрытия в 1973 году. Этот коллектив стал центром исследований экономических процессов по методу "затраты-выпуск". Одновременно все эти годы Леонтьев оставался профессором Гарвардского университета, а с 1953 до 1975 год был также заведующим кафедрой политической экономии им. Генри Ли.

В тридцатые годы Леонтьев занимался изучением роли агрегированных экономических показателей объема выпуска продукции и общего уровня цен. В 1937 году в "Ежеквартальное по политической экономии" опубликовал статью "Слепое" теоретизирование. Методологическая критика нео-Кембриджской школы", получившую широкий резонанс. В ней он проанализировал методологию основанной в конце XIX века английским экономистом А. Маршаллом кембриджской школы, характерной чертой которой был субъективно-психологический подход к определению экономических категорий и преобладание математических методов в объяснении экономических процессов.

В марте 1938 года в приложении к "Американскому экономическому обозрению" Леонтьев поместил работу "Современное значение экономической теории К. Маркса", которая содержала попытку объективного анализа экономической теории Маркса с позиций науки тридцатых. Отмечая, что Маркс был великим знатоком природы капиталистической системы и имел собственные рациональные теории, не всегда, правда, последовательные, ученый заключал, что внутренняя слабость теории Маркса "проявляется тотчас же, как только другие экономисты, не наделенные исключительным здравым смыслом Маркса, пытаются на основе его проектов развивать марксистскую теорию".

Наиболее полно исследовательский талант Леонтьева раскрылся в его главном научном достижении - разработке метода "затраты-выпуск". Основу подхода Леонтьева к планированию заложили еще французские "физиократы" в XVIII веке во главе с Франсуа Кесне. Они хотя и исходили из неверного тезиса, будто только сельскохозяйственная деятельность имеет экономический смысл, а все остальные производства лишь расходуют ресурсы, зато предложили верный методологический подход к проблеме экономического планирования. Физиократы использовали "технологические таблицы", позволяющие учитывать все, что производит и потребляет всякая экономическая система. Этот подход развил в математической форме в XIX веке французский экономист Леон Вальрас.

Признавая систему взаимозависимостей Вальраса, Леонтьев впервые применил на практике анализ общего равновесия в качестве инструментария при формировании экономической политики. Предложенная Леонтьевым алгебраическая теория анализа "затраты-выпуск" сводится к системе линейных уравнений, в которых параметрами являются коэффициенты затрат на производство продукции. Реалистическая гипотеза и относительная простота измерений определили большие аналитические и прогностические возможности метода "затраты-выпуск". Леонтьев показал, что коэффициенты, выражающие отношения между секторами экономики (коэффициенты текущих материальных затрат) могут быть оценены статистически, что они достаточно устойчивы и что их можно прогнозировать. Более того, Леонтьевым было показано существование наиболее важных коэффициентов, изменения которых необходимо отслеживать в первую очередь. Расчеты по методу Леонтьева (в нашей науке их стали называть экономико-математическими методами межотраслевого баланса) требовали современной вычислительной техники, без которой решение линейных уравнений оказывалось за пределами возможного. Начиная с 1933 года Леонтьев сосредоточился на преодолении этих трудностей путем сбора коэффициентов для 44-отраслевой таблицы "затраты-выпуск" (около 2000 коэффициентов). Поскольку решение системы, состоящей из 44 линейных уравнений, было в то время невозможно, он объединил для расчетных целей 44 отрасли в 10. Для проверки стабильности коэффициентов текущих материальных затрат в США были составлены межотраслевые балансы за 1919- 1929 годы. Результат этого исследования под названием "Количественный анализ соотношений "затраты-выпуск" в экономической системе США" был опубликован в 1936 году. Центральное место в нем занимала таблица коэффициентов, составленная для экономики США в 1919 году, размерностью 41x41. Примерно в это время Леонтьев тесно сотрудничал с профессором Массачусетсского технологического института Джоном Б. Вил-буром - изобретателем компьютера, способного решать системы из девяти линейных уравнений. Леонтьев свел 41 -размерную матрицу к 10-размер-ной и использовал компьютер Вилбура для получения коэффициентов полных затрат валовой продукции на производство единицы конечной продукции. Возможно, он был первым, кто применил компьютер в исследовании экономических систем.

В 1941 году была составлена 41-размерная таблица межотраслевых потоков, рассчитанная для 1929 года, которая затем также была агрегирована в 10-размерную. На ее основе Леонтьев рассчитал объемы выпуска валовой продукции, необходимые для удовлетворения конечного спроса (валовое накопление, текущее потребление, правительственные закупки). Обе межотраслевые таблицы были опубликованы в монографии "Структура американской экономики в 1919-1929 гг.: эмпирическое применение анализа равновесия". Сравнение таблиц Леонтьевым давало возможность проверить устойчивость коэффициентов материальных затрат и выяснить возможности эффективного прогнозирования. Оно, однако, не позволяло прийти к однозначному выводу, частично из-за отсутствия достаточно четких критериев устойчивости оцениваемых коэффициентов. Тем не менее межотраслевые таблицы были признаны вполне целесообразными, а их создатель был приглашен в Статистическое бюро занятости США в качестве консультанта. С помощью метода "затраты-выпуск" бюро составило таблицу, включающую четыреста отраслей, которая была использована для прогнозирования занятости населения в послевоенный период.

В 1944 году Леонтьев составил таблицу коэффициентов текущих материальных затрат за 1939 год и, сопоставив ее с предыдущими, обнаружил достаточную степень устойчивости большинства коэффициентов за два десятилетия. Используя последнюю таблицу, он опубликовал в 1944- 1946 годах три статьи в журнале "Ежеквартальник по политической экономии", где с помощью своего метода дал оценку влиянию занятости, заработной платы и цен на выпуск валовой продукции по отдельным отраслям американской промышленности.

С конца сороковых годов, после основания Гарвардского проекта экономических исследований с целью применения и распространения метода "затраты-выпуск", особое внимание Леонтьев уделял развитию межрегионального анализа "затраты-выпуск" и составлению матрицы инвестиционных коэффициентов, с помощью которых можно было бы судить о последствиях изменения конечного спроса на инвестиции. Этим было положено начало динамическому методу "затраты-выпуск", на основе которого стало возможным анализировать экономический рост. Результаты исследований были опубликованы в книгах Леонтьева "Структура американской экономики, 1919-1939 гг.: эмпирическое применение анализа равновесия" (1951) и "Исследования структуры американской экономики" (1953). Одним из важнейших результатов этих исследований стал т. н. "парадокс", или "эффект Леонтьева", заключающийся в том, что если принять во внимание прямые и косвенные затраты в процессе воспроизводства, то экспорт для США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт. Это означает, что хотя в США очень сильна инвестиционная сфера и высока заработная плата, они импортируют капитал и экспортируют труд.

На протяжении пятидесятых и шестидесятых Леонтьев совершенствовал свою систему. С появлением более сложных компьютеров он увеличивал количество секторов экономики, подлежащих анализу, освобождался от некоторых упрощающих допущений, прежде всего от условия, что технические коэффициенты остаются неизменными, несмотря на изменение цен и технический прогресс. На основе метода "затраты-выпуск" Леонтьева и сотрудники Гарвардского проекта экономических исследований проводили оценки инфляционного влияния в регулировании заработной платы, рассчитывали затраты на вооружение и их воздействие на разные отрасли экономики, осуществляли прогнозирование темпа роста отраслей экономики и необходимые для этого капитальные вложения. Поскольку метод "затраты-выпуск" доказал свою полезность в качестве аналитического инструмента в сфере региональной экономики, шахматные балансы по методу Леонтьева стали составляться для хозяйства отдельных американских городов. Постепенно составление таких балансов стало стандартной операцией. Управление межотраслевой экономики в составе министерства торговли США, например, начало публиковать такие балансы каждые пять лет. ООН, Всемирный банк и большая часть правительств различных стран мира, включая СССР, взяли на вооружение метод Леонтьева в качестве важнейшего метода экономического планирования и бюджетной политики. Он стал главной составной частью систем национальных счетов большинства стран мира, применяется и совершенствуется до сих пор правительственными и международными организациями и исследовательскими институтами во всем мире. Анализ по методу "затраты-выпуск" признан классическим инструментом экономического анализа, а его автор считается ученым, внесшим крупнейший вклад в экономическую науку XX века.

В течение всей своей научной деятельности Леонтьев неукоснительно следовал принципу, что экономические понятия бессмысленны и могут лишь вводить в заблуждение, если соответствующие процессы нельзя оценить реально, с помощью экономической практики. Современную экономическую науку он рассматривает как прикладную, эмпирическую, реальная польза которой оценивается в зависимости от того, как экономические теории применяются в реальной жизни. Теоретизирование, по словам Леонтьева, требует вдохновения и технических навыков, а сбор фактов - в частности, для разработки сложных моделей - гораздо больше пота и слез и всегда увеличивающегося объема времени и затрат.

Неудивительно, замечает он, что мы сталкиваемся с избытком теоретических моделей и недостатком данных, необходимых, чтобы эти модели не остались на бумаге. С особой осторожностью рекомендовал Леонтьев относиться к использованию в экономическом анализе математических моделей, полагая, что сложные математические конструкции формального свойства мало способствуют постижению структуры и принципов функционирования реальной экономической системы. Соотношению экономической теории и прикладных исследований он посвятил свою речь после избрания его президентом Американской экономической ассоциации в 1970 году. В своем президентском послании Детройтской экономической ассоциации он объявил, что "порок современной экономики - не равнодушие к практическим проблемам, как полагали многие практики, а полная непригодность научных методов, с помощью которых их пытаются решать". И, пожалуй, самым ярким примером этой непригодности стала неспособность экономистов предвидеть экономический крах коммунизма.

Леонтьев принципиально не был кейнсианцем, так как не разделял подхода английского экономиста Джона Кейнса, согласно которому для управления экономической системой достаточно выбрать два-три-четыре главных, укрупненных показателя, с помощью которых вы можете контролировать всю экономическую систему, не управляя каждым из продуктов. По-видимому, в эффективной системе рычагов управления должно быть немного, но все же больше, чем два. Однако Леонтьев считал, что подход Кейнса может помочь стабилизировать экономику, предотвратить провалы, которые были в двадцатые- тридцатые годы в виде мировых кризисов.

В своих практических оценках Леонтьеву удалось правильно оценить ряд тенденций в глобальной экономике США, Японии, ФРГ и других стран, а также в поведении рынков товаров и услуг и рыночное положение отдельных компаний.

В 1969 году Леонтьев посетил Кубу и дал скептическую оценку планам Фиделя Кастро по подъему экономики страны. Действительность показала, что эта оценка была близка к реальности. Ученый побывал также в Китае, и недавний подъем китайской экономики содержит элементы его рекомендаций. Его вклад есть и в японском "экономическом чуде". В 1973 году Леонтьев был удостоен Нобелевской премии по экономике "за развитие метода "затраты-выпуск" и его применение к решению важных экономических проблем". Будучи одним из первых экономистов, обеспокоенных воздействием экономической деятельности человека на окружающую среду, Леонтьев в своей Нобелевской лекции, озаглавленной "Структура мировой экономики. Основы простой формулировки метода "затраты-выпуск"", изложил модель "затраты-выпуск" применительно к мировой экологии, где загрязнение окружающей среды фигурировало как самостоятельный сектор.

В 1975 году Леонтьев перешел на работу в Нью-Йоркский университет. Три года спустя он организовал при университете Институт экономического анализа и вплоть до 1986 года являлся его директором. И оставив в восьмидесятилетнем возрасте административный пост, Василий Васильевич продолжал активную исследовательскую работу.

В последние десятилетия Леонтьев все больше обращался к проблемам роста мировой экономики, ее влияния на окружающую среду, анализу потребностей в природных ресурсах, к исследованию отношений между развитыми и развивающимися странами. В рамках ООН он руководил в середине семидесятых глобальным исследовательским проектом, задачей которого являлось прогнозирование развития мировой экономики до 2000 года. Итоги этой работы были опубликованы в книге "Будущее мировой экономики" (1977).

В последнее время Леонтьев жил в Нью-Йорке. Единственная дочь супругов Леонтьевых Светлана Альперс - профессор истории искусств в Калифорнийском университете в Беркли. В последние годы Василий Васильевич установил тесную связь с родиной, он и его близкие неоднократно приезжали в родной город Петербург. Умер Леонтьев зимой 1999 года.

В методе «затраты-выпуск» наиболее полно раскрылся исследовательский талант гениального экономиста Василия Васильевича Леонтьева.

Основу подхода Леонтьева к планированию заложили еще французские «физиократы» в XVIII веке во главе с Франсуа Кесне. Они исходили из неверного тезиса, будто только сельскохозяйственная деятельность имеет экономический смысл, а все остальные производства лишь расходуют ресурсы. Но при этом сумели предложить верный методологический подход к проблеме экономического планирования. Физиократы использовали «технологические таблицы», позволяющие учитывать все, что производит и потребляет всякая экономическая система. Подобный подход в девятнадцатом столетии развил в математической форме французский экономист Леон Вальрас.

Признавая систему взаимозависимостей Вальраса, Леонтьев впервые применил на практике анализ общего равновесия в качестве инструментария при формировании экономической политики.

Василий Васильевич Леонтьев (1905—1999) родился в Петербурге. Отец будущего нобелевского лауреата был профессором экономики труда Петербургского университета. В четырнадцать лет Василий окончил гимназию и в 1921 году поступил в Петроградский университет, где изучал философию, социологию, а затем и экономику.

Считаясь вундеркиндом и несмотря на главенство «единственно верного» учения, диамата, он позволял себе называться «меньшевиком». В 1925 году Леонтьев уже окончил четырехгодичный курс университета и получил диплом экономиста. Обучение тогда велось ни шатко ни валко: но юноша прочел в библиотеке университета много книг по экономике на русском, английском, французском и немецком языках.

По окончании университета он устроился преподавать экономическую географию, одновременно подал заявление на визу в Германию, чтобы продолжить образование в Берлинском университете. Разрешение поступило через шесть месяцев. В Германии он продолжил учиться и стал работать над докторской диссертацией в Берлинском университете под руководством известного немецкого экономиста и социолога Зомбарта и крупного статистика-теоретика, выходца из России, Вл. Борткевича. Темой диссертации Леонтьева было исследование народного хозяйства как непрерывного процесса. Не оставляя учебу, он начал свою профессиональную карьеру в качестве экономиста-исследователя Института мирового хозяйства при Кильском университете, занимаясь изучением производной статистического спроса и кривой предложения. В 1928 году Леонтьев получил степень доктора наук.

Глубина экономического мышления сочеталась у Леонтьева с сильной математической подготовкой. В конце двадцатых — начале тридцатых годов он провел ряд оригинальных исследований по изучению эластичности спроса и предложения, статистическому измерению промышленной концентрации, использованию кривых безразличия для объяснения некоторых закономерностей международной торговли. Одна из первых научных статей Леонтьева была посвящена анализу баланса народного хозяйства СССР за 1923—1924 годы, который представлял собой первую в экономической практике тех лет попытку представить в цифрах производство и распределение общественного продукта с целью получения общей картины кругооборота хозяйственной жизни. Баланс явился прообразом разработанного впоследствии ученым метода «затраты-выпуск». Статья была написана на немецком языке и опубликована в октябре 1925 года. Перевод на русский язык под названием «Баланс народного хозяйства СССР. Методологический разбор работы ЦСУ» появился два месяца спустя в декабрьском номере журнала «Плановое хозяйство».

В 1929 году Леонтьев отправился в Азию в качестве экономического советника министерства железных дорог в правительстве Китая. После возвращения в Германию продолжал работать в Институте мирового хозяйства.

В 1931 году директор Национального бюро экономических исследований (США), известный американский экономист-статистик, специалист в области анализа экономических циклов и конъюнктуры У. Митчелл пригласил Леонтьева на работу в бюро, и тот переехал в США.

С 1932 года Леонтьев начал преподавать политическую экономию в Гарвардском университете. В том же году Леонтьев организовал в Гарварде научный коллектив под названием «Гарвардский проект экономических исследований», бессменно возглавлял его до закрытия в 1973 году. Этот Коллектив стал центром исследований экономических процессов по методу «затраты-выпуск». Одновременно все эти годы Леонтьев оставался профессором Гарвардского университета, а с 1953 по 1975 год был также заведующим кафедрой политической экономии им. Генри Ли.

Предложенная Леонтьевым алгебраическая теория анализа «затраты-выпуск» сводится к системе линейных уравнений, в которых параметрами являются коэффициенты затрат на производство продукции. Реалистическая гипотеза и относительная простота измерений определили большие аналитические и прогностические возможности метода «затраты-выпуск». Леонтьев показал, что коэффициенты, выражающие отношения между секторами экономики (коэффициенты текущих материальных затрат), могут быть оценены статистически, что они достаточно устойчивы и что их можно прогнозировать. Более того, им было показано существование наиболее важных коэффициентов, изменения которых необходимо отслеживать в первую очередь.

В конце восьмидесятых годов на встрече в редакции газеты «Правда» ученого попросили рассказать, как родился метод «затраты-выпуск», что он собой представляет.

Вот что сказал Леонтьев: «Чтобы прогнозировать развитие экономики, нужен системный подход. Экономика каждой страны — это большая система, в которой много разных отраслей, и каждая из них что-то производит — промышленную продукцию, услуги и так далее, которые передаются другим отраслям. Каждое звено, компонент системы может существовать только потому, что он получает что-то от других...

Допустим, надо рассчитать эффективность производства хлеба. Мы делаем расчет: сколько на одну тонну расходовать муки, дрожжей, молока и так далее по всем компонентам согласно рецепту. Затем определяем трудовые затраты в нормо-часах. Все эти расчеты делаются в натуральных (физических) показателях. Очень важно не считать сразу в деньгах. На основе расчетов расхода материальных ресурсов и трудовых затрат на конкретное изделие или объект в натуре анализируются и сравниваются предполагаемые результаты в денежном выражении.

Аналогичный подход применяется и при расчете любых видов продукции — стали, автомобилей, обуви. Во всех подготовительных расчетах учитывается расход компонентов, необходимых для производства данного вида продукции. И лишь затем с учетом цен и уровня зарплаты выбирается наиболее эффективный вариант выпуска конечной продукции. С учетом такого анализа, например, текстильная промышленность в свое время перекочевала из развитых стран в развивающиеся, так как ей требовалось много рабочих рук. А сейчас благодаря новой технике она возвращается назад».

В семидесятые годы в одной из работ Василий Васильевич писал: «Чтобы понять смысл преобразования, ведущего к построению так называемой редуцированной матрицы «затраты-выпуск» для народного хозяйства, попросим читателя мысленно представить себе ситуацию, в которой все предприятия страны разбиваются на две группы: I группа — «контрактные» отрасли, II группа — «субконтрактные» отрасли.

Всякая контрактная отрасль, то есть отрасль из I группы, покрывает свои прямые потребности в продукции других отраслей I группы путем прямых закупок, и каждая отрасль II группы совершает прямые закупки у других отраслей II группы. Однако продукция отраслей II группы, поставленная отраслям I группы, производится на основе специальных контрактов. По условиям такого контракта отрасль I группы, размещая заказ в некоторой отрасли II группы, обеспечивает последнюю продукцией всех отраслей I группы (включая свою собственную) в количестве, необходимом для выполнения данного заказа, для чего данная отрасль закупает все эти товары (у производящих их отраслей I группы) за свой счет. Взаимоотношения между контрактной (I группы) и субконтрактной (II группы) отраслями, таким образом, будут аналогичны взаимоотношениям между потребителем, самостоятельно приобретающим материю, и портным, шьющим из этой материи костюм.

Каждая отрасль I группы, определяя объемы закупок товаров и услуг, производимых отраслями этой же группы, должна будет добавить к прямым потребностям своей собственной отрасли товары и услуги, которые согласно контракту будут обработаны для нее различными отраслями II группы. Подсчет этих суммарных закупок дает итоговый вектор затрат для любой из отраслей I группы...

Эти две таблицы отличаются друг от друга точно так же, как сокращенное расписание движения поездов, указывающее только некоторые крупные станции, отличается от полного подробного расписания, где выделены и все промежуточные остановки. Деление всех секторов отраслей на группы I и II должно конечно же зависеть от специфики задачи, для которой служит агрегирование.

Используя редуцированную матрицу в процессе планирования, мы можем быть уверены, что если отраженные в ней потоки затрат и выпуска в отраслях I группы сбалансированы правильно, то и баланс между выпуском и затратами всех отраслей II группы, не вошедших в матрицу, также будет обеспечен».

«Расчеты по методу «затраты-выпуск» (в советской науке их стали называть экономико-математическими моделями межотраслевого баланса) требуют современной вычислительной техники, без которой они реально не вторгаются в мир экономического анализа, прогнозирования и планирования, — пишут в предисловии к книге Леонтьева академик С.С.Шаталин и доктор экономических наук Д.В.Воловой. — «Начиная с 1933—1934 годов Леонтьев сосредоточивается на преодолении этих трудностей путем сбора коэффициентов для 44-отраслевой таблицы «затраты-выпуск» (около 2000 коэффициентов) и составляет план работы. Поскольку решение системы, состоящей из 44 линейных уравнений, оказалось далеко за пределами возможного, для расчетных целей 44 отрасли были объединены в 10. Для проверки стабильности коэффициентов текущих материальных затрат в США были составлены отчетные межотраслевые балансы за 1919—1929 годы.

Результат этого исследования («Количественный анализ соотношений «затраты-выпуск» в экономической системе США») был опубликован в 1936 году. Центральное место в нем занимала таблица коэффициентов, составленная для экономики США в 1919 году, размерностью 41x41. В следующем году В.В. Леонтьев опубликовал работу «Внутренние взаимосвязи цены, выпуска продукции, сбережений и инвестиций». Примерно в эти же годы В.В. Леонтьев работает с профессором Мас-сачусетского технологического института Джоном Б. Вилбуром — изобретателем компьютера, способного решать системы из девяти линейных уравнений. В. Леонтьев свел 41-размерную матрицу к 10-размерной и использовал компьютер Вилбура для получения коэффициентов полных затрат валовой продукции на производство единицы конечной продукции. Леонтьев, возможно, был первым, кто применил компьютер в исследовании структуры экономических систем.

В 1941 году была составлена 41-размерная таблица межотраслевых потоков, рассчитанная для 1929 года, и агрегирована затем в 10-размер-ную. На ее основе были рассчитаны объемы выпуска валовой продукции, необходимые для удовлетворения конечного спроса (валовое накопление, текущее потребление, правительственные закупки)».

Сравнение таблиц позволило проверить устойчивость коэффициентов материальных затрат и выяснить возможности эффективного прогнозирования. Хотя сравнение таблиц не позволило прийти к однозначному выводу, тем не менее, межотраслевые таблицы для прогнозирования были признаны вполне целесообразными. Статистическое Бюро занятости США, пригласив Леонтьева в качестве консультанта, составило таблицу, включающую 400 отраслей. Она была использована для прогнозирования занятости населения в послевоенный период. Метод «затраты-выпуск» стал широко использоваться во всем мире.

В 1944 году Леонтьев составил таблицу коэффициентов текущих материальных затрат за 1939 год и, сопоставив ее с предыдущими, обнаружил достаточную степень устойчивости большинства коэффициентов за два десятилетия. Используя последнюю таблицу, он опубликовал в 1944—1946 годах три статьи в журнале «Ежеквартальник по политической экономии», где с помощью своего метода дал оценку влиянию занятости, заработной платы и цен на выпуск валовой продукции по отдельным отраслям американской промышленности.

С конца сороковых годов, после основания Гарвардского проекта экономических исследований с целью применения и распространения метода «затраты-выпуск», особое внимание Леонтьев уделял развитию межрегионального анализа «затраты-выпуск» и составлению матрицы инвестиционных коэффициентов, с помощью которых можно было бы судить о последствиях изменения конечного спроса на инвестиции. Этим было положено начало динамическому методу «затраты-выпуск», на основе которого стало возможным анализировать экономический рост. На протяжении пятидесятых и шестидесятых годов Леонтьев совершенствовал свою систему. С появлением более сложных компьютеров он увеличивал количество секторов экономики, подлежащих анализу, освобождался от некоторых упрощающих допущений, прежде всего от условия, что технические коэффициенты остаются неизменными, несмотря на изменение цен и технический прогресс. На основе метода «затраты-выпуск» Леонтьева и сотрудники Гарвардского проекта экономических исследований проводили оценки инфляционного влияния в регулировании заработной платы, рассчитывали затраты на вооружение и их воздействие на разные отрасли экономики, осуществляли прогнозирование темпа роста отраслей экономики и необходимые для этого капитальные вложения.

Одним из важнейших результатов этих исследований стал т.н. «парадокс» или «эффект Леонтьева», заключающийся в том, что если принять во внимание прямые и косвенные затраты в процессе воспроизводства, то экспорт для США оказывается более трудоемким и менее капиталоемким, чем импорт. Это означает, что хотя в США очень сильна инвестиционная сфера и высока заработная плата, они импортируют капитал и экспортируют труд. I

Поскольку метод «затраты-выпуск» доказал свою полезность в качестве аналитического инструмента в сфере региональной экономики, шахматные балансы по методу Леонтьева стали составляться для хозяйства отдельных американских городов. Постепенно составление таких балансов стало стандартной операцией. Управление межотраслевой экономики в составе министерства торговли США, например, начало публиковать такие балансы каждые пять лет. ООН, Всемирный банк и большая часть правительств различных стран мира, включая СССР, взяли на вооружение метод Леонтьева в качестве важнейшего метода экономического планирования и бюджетной политики. Он стал главной составной частью систем национальных счетов большинства стран мира, применяется и совершенствуется до сих пор правительственными и международными организациями и исследовательскими институтами во всем мире. Анализ по методу «затраты-выпуск» признан классическим инструментом экономического анализа, а его автор считается ученым, внесшим крупнейший вклад в экономическую науку XX века.

В 1973 году Леонтьев был удостоен Нобелевской премии по экономике «за развитие метода «затраты-выпуск» и его применение к решению важных экономических проблем».

Обычно рубрика «Как получить Нобелевку» рассказывает о лауреатах Нобелевской премии по естественно-научным дисциплинам: физике, химии и физиологии или медицине. Сегодняшний выпуск особый - он посвящен нобелиату-экономисту, нашему соотечественнику, родившемуся ровно 111 лет назад.

Умер 5 февраля 1999 года, Нью-Йорк, США Нобелевская премия по экономике 1973 года. Формулировка Нобелевского комитета : «за развитие метода „затраты - выпуск“ и за его применение к важным экономическим проблемам».

Василий Васильевич Леонтьев родился в Мюнхене, куда его родители, профессор экономики Петербургского университета Василий Леонтьев и уроженка Одессы Евгения Беккер, поехали специально для того, чтобы роды прошли в одной из лучших клиник. Василий провел детство и юношество в Петрограде, в возрасте 11 лет пережил революцию и даже слушал выступление Ленина во время одной из демонстраций. В те смутные годы богатая семья Леонтьевых, владевшая ранее ситценабивной фабрикой, потеряла свои привилегии. Благодаря заботам матери Василий получил сначала домашнее образование, а затем год проучился в трудовой школе ради получения аттестата. Уже в 15 лет он поступил в Санкт-Петербургский университет, где изучал философию, социологию и экономику.

За время учебы будущий нобелевский лауреат не раз попадал в ЧК из-за своих категоричных высказываний. Получив диплом экономиста в 1925 году, Леонтьев остался в университете преподавателем. Воля случая определила его дальнейшую судьбу. В том же 1925 году первая научная работа Василия была запрещена к публикации. Сам Леонтьев позже вспоминал, что именно тогда он осознал необходимость переезда за границу: «Это была историко-аналитическая статья, страшно далекая от политики, от идеологии. И если запретили даже ее, я понял, что здесь наукой невозможно будет заниматься. Ну, может быть, и возможно отчасти, но нормальных условий для работы не будет. А работа моя - для меня главное в жизни». Однако выехать из страны было не так просто. Василий не получил разрешения на продолжение учебы за границей, пока у него не была обнаружена саркома - опухоль на челюсти. Лишь после операции ему разрешили выехать в Германию. Предполагалось, что жить Василию оставалось не так уж долго. Но после консультации с немецкими врачами оказалось, что диагноз Леонтьеву поставили неверно. Вскоре он полностью выздоровел и продолжил научную работу в Берлине.

В Германии 19-летний ученый опубликовал исследование баланса народного хозяйства СССР за 1923-24 годы. В этой статье Леонтьев впервые представил свой метод анализа межотраслевых связей, получивший впоследствии название «затраты - выпуск». Яростный сторонник прикладной экономики, прочно основанной на эмпирических закономерностях, Леонтьев изобрел метод, который позже стал стандартом статистического анализа и широко применялся и в капиталистических, и в социалистических экономиках. Он используется для количественного анализа эффектов, которые различные отрасли - внутри одной страны или на международном уровне - могут оказывать друг на друга.

Во время Второй мировой войны этот метод применялся для выбора целей ВВС США, а также для анализа мощностей экономики Советского Союза. Кроме того, анализ «затраты - выпуск», использующий аппарат линейной алгебры, позже лег в основу прогнозов и планирования хозяйственной деятельности СССР, а в наши дни анализ «затраты - выпуск» России периодически проводит Федеральная служба государственной статистики . Считается также, что один из важнейших сервисов Google - PageRank - заимствовал основные принципы у метода «затраты - выпуск».

Еще в XIX веке французский экономист Леон Вальрас положил начало одному из теоретических подходов экономики - теории всеобщего равновесия. Она представляет экономические отношения как систему уравнений, решение которой является равновесным состоянием. Тем не менее до Леонтьева этот подход не применялся эмпирически: его не проверяли на данных и, соответственно, из него не делали выводов о реальном функционировании систем, например, отраслей экономики. Используя линейную алгебру, Василий предложил удобный аналитический метод. Важно, что до внедрения анализа «затраты - выпуск» прикладная экономическая наука могла лишь качественно характеризовать изменения, которые будут происходить с некоторой отраслью в результате шока (резкого изменения) параметров другой отрасли. Кроме того, экономисты до Леонтьева в основном проводили лишь анализ частных равновесий. Это значит, что они могли предсказать, будут ли расти или падать цены на рынке бензина вследствие роста налога на нефть, но не могли одновременно предсказать эффект этого события, например, на рынок сталелитейной промышленности. Тем более, речь не шла о конкретных суждениях, которые можно было бы измерить в денежном или количественном эквиваленте. Способ Леонтьева позволяет получить именно количественные предсказания, касающиеся всей системы параметров.

В 1927-1928 годах, после получения степени доктора наук в Берлине, Леонтьев начал свою карьеру исследователя в Кильском университете. Затем он провел год в Китае, где работал советником министра железных дорог, но быстро вернулся в Германию, входившую в затяжной и тяжелый кризис. В 1931 году Леонтьев устроился в Национальное бюро экономических исследований в США, но ушел оттуда через год, поскольку не мог заниматься интересными ему исследованиями. Тогда же он женился на поэтессе Эстель Маркос, написавшей позже книгу о его родителях под названием «Василий и Женя».

В 1932 году Василий Леонтьев перешел в Гарвардский университет , где проработал 47 лет. Начал он с того, что с боем получил грант на колоссальный проект. Леонтьев собрал беспрецедентные по объему данные о производственных затратах, потоках товаров, распределении доходов, структуре потребления и инвестиций из правительственных служб, частных фирм, банков. Его таблицы «затраты - выпуск» давали точные предсказания на целое десятилетие. Это был громкий успех. В 1941 году вышло монументальное исследование Леонтьева о структуре экономики США. Во время Второй мировой войны Леонтьев консультировал Рузвельта по вопросам безработицы. Его модели предсказывали, как поведет себя экономика после выхода из войны - и эти предсказания оказались верны.

Вернувшись в 1946 году в Гарвард, Леонтьев создал Гарвардский центр экономических исследований, который специализировался на составлении таблиц «затраты - выпуск». В те годы он получал огромное финансирование: множество заказов и от правительства, и от частных компаний. В 1954 году Леонтьев был назначен президентом Американского экономического общества. За время работы в Гарварде он учил еще четырех будущих нобелевских лауреатов: Пола Самуэльсона , Роберта Солоу , Вернона Смита и Томаса Шеллинга . Кроме того, работая с большими массивами данных, Василий открыл то, что называется «парадоксом Леонтьева». Это противоречие стандартной теории о международной торговле (гипотезе Хекшера - Олина), в соответствии с которой богатые страны, такие как США, где труд стоит дорого, должны были бы экспортировать капиталоемкие материалы, а импортировать - трудоемкие. Леонтьев выявил обратное, и этому эмпирическому факту до сих пор не нашли единого теоретического объяснения.

В 1973 году Леонтьев получил Нобелевскую премию за предложенный им метод и активное внедрение его в прикладные отрасли. Тогда же ООН заказала ему всемирную экономическую модель «затраты - выпуск». Из-за этого в 1975 году Леонтьев перешел из Гарварда, где было недостаточно мощностей для такого грандиозного проекта, в Нью-Йоркский университет. Там в 1976 году он основал Институт экономического анализа.

Леонтьев так никогда и не вернулся в Россию работать и отказался от сотрудничества с правительством Ельцина, однако он был одним из немногих западных ученых, к которым советское правительство относилось лояльно. Во время «оттепели» он несколько раз посетил СССР. Советская экономико-математическая школа также занималась исследованиями по межотраслевому балансу: в Институте электронных управляющих машин, Научно-исследовательском экономическом Институте при Госплане СССР, Лаборатории по применению математических и статистических методов АН СССР. Во время переходного периода Леонтьев общался с реформаторами. Сейчас в Санкт-Петербурге существует исследовательский центр имени Леонтьева, открытый по инициативе мэра города Собчака в 1991 году. Леонтьев умер в Нью-Йорке 5 февраля 1999 года в возрасте 92 лет.

Оставаясь в стороне от абстрактных теорий, а также политических и идеологических рекомендаций, Василий Леонтьев является примером ярчайшего исследователя-эмпирика, внесшего огромный вклад в понимание того, как взаимодействуют между собой различные экономические системы.

ЛЕО́НТЬЕВ Василий Васильевич (Leontief Wassily ; 1906, Мюнхен, - 1998, Нью-Йорк), американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике (1973).

Сразу после рождения Леонтьева его родители, находившиеся в Германии, вернулись в Петербург, где младенец был крещен. Его мать, еврейка Злата Беккер, после крещения носила имя Евгения, отец, Василий Леонтьев, известный в России экономист, происходил из семьи старообрядцев. Леонтьев окончил Ленинградский университет в 1925 г., затем продолжил образование в Берлинском университете (1925–28), одновременно работал научным сотрудником Института мировой экономики Кильского университета (Германия). В 1928 г. получил степень доктора наук по экономике. В 1929 г. Леонтьев жил в Нанкине, служил экономическим советником при министерстве железных дорог Китая. В 1931 г. эмигрировал в США, работал в Национальном бюро по экономическим исследованиям. В том же году Леонтьев начал свою многолетнюю деятельность в Гарвардском университете, где основал Центр экономическо-аналитических исследований. В 1946 г. он стал ординарным профессором и позже (1953–75) возглавлял кафедру экономики.

В 1975 г. Леонтьев вышел в отставку и занял пост профессора экономики и директора Института экономического анализа Нью-Йоркского университета (с 1985 г. - научный сотрудник этого института).

На протяжении многих лет Леонтьев сотрудничал с многими зарубежными странами в качестве экономического советника под эгидой Организации Объединенных Наций . Леонтьев внес значительный вклад в экономическую науку 20 в. Экономист широкого профиля, он написал фундаментальные монографии о структуре американской экономики, о будущем мировой экономики и многие др. В начале 1930-х гг. Леонтьев разрабатывал и совершенствовал метод экономического анализа «затраты - выпуск», созданный им для изучения межотраслевых связей, общей структуры экономики и составления межотраслевого баланса. В основе метода Леонтьева лежит общая теория экономического равновесия, созданная им в 1931 г. на эмпирическом уровне. В центре внимания Леонтьева - взаимозависимость экономических отношений, представленная системой уравнений, рассматривающих экономику как единое целое. Со времен «экономической таблицы» физиократа Ф. Кене (18 в.) не было столь всеобъемлющих попыток представить цельную картину экономики в точных математических понятиях. Леонтьев опирался также на теорию всеобщего равновесия французского экономиста 19 в. Л. Вальраса и опыты советских экономистов 1920-х гг. Для составления аналитических таблиц «затраты - выпуск» Леонтьев впервые в 1935 г. применил большую механическую вычислительную машину, а в 1943 г. (также впервые) - электронную.

Использование компьютеров позволило Леонтьеву перейти к составлению национальных балансов (шахматных таблиц межотраслевого баланса) для различных стран и их национальных экономик (так называемые «модели леонтьевского типа»). К 1963 г. такие таблицы под руководством Леонтьева были разработаны более чем для 40 государств. Анализ по методу «затраты - выпуск» остается не менее продуктивным инструментом и при фундаментальных экономических исследованиях, в области которых Леонтьев продолжал работать.

Выступал против «имплицитного» (выражение Леонтьева) экономического теоретизирования, экономику считал прикладной наукой. В 1973 г. Леонтьеву была присуждена Нобелевская премия по экономике за развитие метода «затраты - выпуск» и его применение к решению важных экономических проблем. Наряду с Дж. М. Кейнсом Леонтьев признан ученым, внесшим крупнейший вклад в экономическую науку 20 в.

Леонтьев - автор книг: «Структура американской экономики, 1919–1929» (1941); «Очерки по экономике: теория и теоретизирование» (1966); «Структурный подход к анализу международной экономической взаимозависимости» (1971); «Экономическая система в век отсутствия закономерностей» (1976); «Будущее мировой экономики» (1977); «Военные расходы» (1983) и др.

Леонтьев был награжден французским орденом Почетного легиона (1968). Он был членом Американской национальной академии наук, Американской академии наук и искусств, Лондонского Королевского общества и Королевского статистического общества, Американского философского общества. Леонтьев был президентом Экономического общества в 1954 г. и Американской экономической ассоциации в 1970 г. Ему присвоены почетные докторские степени университетов Брюсселя, Йорка, Лувена, Парижа и др.

А. Гранберг

В энциклопедиях, справочниках, книгах и статьях, посвященных В. Леонтьеву, указывается, что он родился 5 августа 1906 г. в Санкт-Петербурге. Однако в соответствии с документом, переданном нам дочерью ученого, В. Леонтьев родился в Мюнхене 5 августа 1905 г. и был крещен в Санкт-Петербурге спустя год после рождения. Сам В. Леонтьев публично всегда признавал Россию своей родиной, а Санкт-Петербург - своим родным городом.

В. Леонтьев стал заниматься самостоятельными исследованиями будучи студентом Петроградского университета. Он критически осмысливал процессы НЭПа, участвовал в научных дискуссиях, перевел с немецкого книгу К. Шеффера "Классические системы стабилизации валюты", вызвавшую большой интерес в советской России, переживавшей сильнейшую инфляцию.

В 1925 г. В. Леонтьев успешно оканчивает университет и после немалых сложностей получает разрешение продолжить образование в Берлине для подготовки докторской диссертации. Начало берлинской жизни В. Леонтьева знаменуется публикацией в немецком журнале статьи о первом балансе народного хозяйства СССР за 1923-1924 гг. Почти сразу же перевод был опубликован в советском журнале "Плановое хозяйство". По этому поводу в нашей литературе в конце 1950-х гг. появились следующие рассуждения: Леонтьев, работавший то ли в ЦСУ, то ли в Госплане, хорошо изучив советский баланс, уехал за границу и там присвоил себе открытие методологии его построения. На самом деле все было иначе.

Петроградско-ленинградский студент В. Леонтьев никак не мог быть московским государственным служащим. Однако он сумел быстро проникнуть в суть опубликованного советского баланса народного хозяйства и счел важным ознакомить научную общественность Германии с этой интереснейшей работой, а также со своими критическими замечаниями. Молодой ученый увидел в разработке ЦСУ СССР первую статистическую реализацию моделей Ф. Кенэ и Л. Вальраса и значительные возможности для совершенствования. И здесь он опередил отечественных аналитиков. К сожалению, в СССР данная статистическая разработка не получила достойного продолжения и развития. "Новое открытие" в СССР своего же опыта в конце 1950-х гг. было непосредственно связано с распространением и признанием в мире идей В. Леонтьева.

Берлинский период жизни В. Леонтьева сыграл важную роль в расширении его научного кругозора и приближении к главным открытиям. Наибольшую известность получила опубликованная статья "Хозяйство как кругооборот", ставшая важным шагом к созданию теории и методологии "затраты-выпуск". Много лет спустя данная статья была опубликована на английском языке с предисловием нобелевского лауреата П. Самуэльсона, который считает В. Леонтьева своим учителем в Гарварде, вундеркиндом математической экономики: "По велению счастливого случая я встретил моего Мастера молодым и с тех пор, побуждаемый его мудростью и знаниями, продвигался вперед без усилий". Названная статья составила основу докторской диссертации (PhD), которую В. Леонтьев защитил в Берлинском университете. Ему было 22 года.

В. Леонтьев становится научным сотрудником престижного Института мировой экономики при Кильском университете. Более года работает в Китае в качестве советника министра железных дорог и возвращается в Кильский университет.

В 1931 г. В. Леонтьев получает из США приглашение на работу в Национальное бюро экономических исследований, начинается определяющий этап его научной карьеры.

Национальное бюро экономических исследований США располагало разнообразной информацией, но масштабными аналитическими задачами почти не занималось, хотя здесь трудились высококлассные специалисты, в том числе Симон Кузнец, а затем Милтон Фридмэн - будущие лауреаты Нобелевской премии. Молодой В. Леонтьев попытался проводить собственные исследования, однако поддержки не получил и через некоторое время принимает приглашение экономического факультета Гарвардского университета. Здесь он сразу же подает заявку на построение первой таблицы "затраты-выпуск" для США. Джон Гэлбрейт, который был коллегой В. Леонтьева в Гарварде, вспоминает, как предложенный проект расценивался профессорами-экономистами со слегка высокомерной и удивленной реакцией. И все же комитет, распределявший финансы, выделяет 1400 долл. для найма одного технического сотрудника на один год.

В. Леонтьев приступает к непосредственной реализации своего главного научного замысла. Он проводит огромную работу по сбору данных о затратах на производство, потоках товаров, распределении доходов, структуре потребления и инвестиций и т. д., используя различные статистические переписи, запрашивая правительственные службы, частные фирмы, банки.

Результатом работы стала 44-отраслевая таблица "затраты-выпуск" США за 1919 г., включавшая межотраслевые потоки продукции, детальную расшифровку конечного использования продукции (личное и государственное потребление, инвестиции, экспорт и импорт и т. д.) и состава добавленной стоимости (амортизация, заработная плата, прибыль, рента и т. д.). Только теперь Леонтьев получает возможность применить свое главное аналитическое оружие - систему уравнений межотраслевых связей с реальными данными. Он впервые проводит расчеты полных народнохозяйственных затрат на производство продукции разных отраслей. Это был прорыв в мировой экономической аналитике!

Имевшиеся тогда вычислительные устройства позволяли решать системы, содержащие не более 10 линейных уравнений (компьютер Дж. Вилбура из Массачусетского технологического института). Поэтому В. Леонтьеву пришлось агрегировать исходную 44-отраслевую таблицу в матрицу 10x10. Он налаживает контакты с создателями новых вычислительных машин, специалистами по вычислительной математике, ставит перед ними пока "неподъемные", но перспективные задачи. Так будет на протяжении полувека. Пройдет эра механических, затем электрических вычислительных машин, сменятся несколько поколений электронных компьютеров, а В. Леонтьев всегда будет в числе первых экономистов, использующих новинки вычислительной техники.

Интерес к исследованиям В. Леонтьева стал быстро возрастать со второй половины 1930-х гг. Во время войны В. Леонтьев получает заказы от правительства Ф. Рузвельта, оценившего возможности метода "затраты-выпуск" для государственного регулирования экономики, особенно при необходимости ее структурной перестройки в ходе войны и после ее окончания. В 1943-1945 гг. он становится руководителем Русского экономического подразделения стратегических служб в Вашингтоне, планируя поставки в СССР по "ленд-лизу".

Главный свой успех В. Леонтьев видит в том, что построение балансов "затраты-выпуск" становится государственным делом: к сбору информации теперь привлекаются правительственные организации. Некоторое охлаждение к таблицам "затраты-выпуск" со стороны правительства США в середине 1950-х гг. объяснялось противодействием ряда крупных корпораций, которым не нравились выводы В. Леонтьева об усилении монополистических тенденций в американской экономике. Но затем ситуация нормализовалась. В 1948 г. В. Леонтьев основал Гарвардскую лабораторию экономических исследований, которая стала научным центром по дальнейшей разработке и практическому применению метода "затраты-выпуск".

Все больше стран начинают разрабатывать балансы "затраты-выпуск", использовать их в прогнозировании, государственных программах социально-экономического развития. Особую целенаправленность эта деятельность приобретает во Франции, Нидерландах, Норвегии, Италии, Японии и других странах с развитой системой государственного регулирования и программирования. С конца 1950-х гг. исследования на основе межотраслевых связей стали быстро развиваться и в странах с плановой экономикой. В. Леонтьев непрерывно работал над расширением сферы применения методологии межотраслевого анализа: экономическая динамика и инвестиционные процессы, взаимодействие экономики и окружающей среды, межрегиональные и внешнеэкономические связи, экономика вооружений и конверсии, воздействие автоматизации на занятость и структуру экономики.

В 1973 г. В. Леонтьеву присуждается Нобелевская премия по экономике с формулировкой: "За развитие метода "затраты-выпуск" и применение его к важнейшим экономическим проблемам". В своей нобелевской речи он впервые продемонстрировал межотраслевую модель мировой экономики, в которой все страны мира объединены в два региона (развитые и развивающиеся). Эта эскизная модель стала отправным моментом проекта "Будущее мировой экономики", над которым по заказу Секретариата ООН в течение четырех лет работала группа американских специалистов во главе с В. Леонтьевым. Методологической основой проекта являлась глобальная модель "затраты-выпуск" (15 регионов, 45 отраслей), с помощью которой рассчитывались и анализировались сценарии мирового развития на период до 2000 г.

В. Леонтьев побывал во многих странах мира для распространения своего метода с учетом национальных особенностей, участвовал в разработке многих правительственных программ. По его инициативе создана Международная ассоциация исследователей "затраты-выпуск" (The International Input-Output Association), которая регулярно проводит международные конференции, а с 1989 г. издает журнал "Исследования экономических систем" (Economic Systems Research).

В. Леонтьев воспитал несколько поколений блестящих исследователей. В Гарвардском университете, где он много лет вел курс экономической теории и проблемные семинары, среди его студентов были будущие нобелевские лауреаты П. Самуэльсон и Р. Солоу. Его школу в Гарвардской лаборатории прошли такие известные ученые, как У. Айзард, Д. Эванс, М. Хоффенберг, X. Ченери, П. Кларк, Д. Дюзенберри, А. Фергюсон, Л. Мозес, К. Алмон, А. Картер, К. Поленски, П. Петри, Ф. Дачин и многие другие. Огромно воздействие В. Леонтьева на экономико-математические, информационно-экономические, структурные и прогностические исследования практически во всех странах мира.

Научный успех Леонтьева объясняется прежде всего тем, что он создал новое синтетическое направление в экономической науке, соединив теорию функционирования экономики, метод математического моделирования, приемы систематизации и обработки экономической информации. Этот "новый синтез" овеществляется в таблицах и математических моделях "затраты-выпуск", раскрывавших окно в малоизвестный до него мир межотраслевых взаимосвязей и взаимодействий.

В. Леонтьева называли самым практичным теоретиком-экономистом. Прежде всего, потому что развитая им методология анализа придает количественную определенность многим теоретическим конструкциям, позволяет по-новому подходить к теориям структурных сдвигов, экономической динамики, ценообразования, заработной платы, налоговых систем, внешней торговли. Часто выводы В. Леонтьева опровергали распространенные представления.

Пожалуй, наиболее известный пример - это "парадокс Леонтьева", вошедший во многие учебники. Многие годы господствовало убеждение, что США как страна с избыточным капиталом и относительно ограниченным рынком высокооплачиваемой рабочей силы должны осуществлять экономические связи с остальным (более бедным) миром так, чтобы в американском экспорте преобладали капиталоемкие товары, а в импорте - более трудоемкие. Леонтьев впервые обнаружил, что с учетом косвенных межотраслевых связей США "экспортируют" труд и "импортируют" капитал и данный эмпирический результат имеет теоретическое объяснение, корректирующее известные теории внешней торговли. Подобных "парадоксов", разрушавших стереотипы мышления политиков и экономистов, в исследованиях В. Леонтьева и руководимого им коллектива было немало.

Расширяя сферу своих исследований, В. Леонтьев не отказывается от простейшей модели "затраты-выпуск", а использует ее как основной строительный модуль, применяя два способа построения более сложных моделей: расширение матрицы "затраты-выпуск" путем включения в нее новых зависимостей (инвестиционный процесс, загрязнение и уничтожение загрязнителей, получение доходов и их реализация на потребительском рынке и т. п.); сочетание матриц "затраты-выпуск" (отдельных регионов, как в межрегиональных моделях, или отдельных периодов, как в динамических моделях).

Многие экономисты потом удивлялись простоте найденных модельных конструкций, но почему-то такие решения раньше никому не приходили в голову. При попытках использовать более сложные и утонченные приемы редко кому удавалось выдержать конкуренцию "команды" В. Леонтьева.

Прогресс в межотраслевых исследованиях по сравнению с первыми практическими работами В. Леонтьева несомненен. Наиболее разительны перемены в математическом и техническом их оснащении: теперь применяются быстродействующие компьютеры с диалоговым режимом работы, большие базы данных, банки моделей и т. п. Принципиально расширилась и усложнилась содержательная сторона исследований. Здесь можно выделить три основных направления эволюции: включение в анализ новых проблемных аспектов (например, сфера потребления, демосоциальные процессы, природопользование и охрана окружающей среды, военная экономика и т. д.); переход от статических к динамическим моделям (от анализа экономических состояний к исследованию процессов), распространение метода на многорегиональные системы (включая мировую экономику).

В последние десятилетия происходит расширение и обобщение методологии "затраты-выпуск". Наряду с "классическими", чисто балансовыми (как у В. Леонтьева), появляются межотраслевые оптимизационные модели и модели экономического взаимодействия (частный случай - модели общего экономического равновесия), интегрированные модели национальной экономики, включающие в качестве особого блока развитую модель "затраты-выпуск". В. Леонтьев лояльно относился к этим направлениям обобщения его метода, предостерегая главным образом от переоценки формальных преимуществ более общих математических конструкций и их неадекватного использования. Я смог убедиться в этом при обсуждении с В. Леонтьевым путей продолжения исследований по моделированию мировой экономики.

В 1976 г. Отдел прогнозирования и перспективных исследований Секретариата ООН предложил Институту экономики и организации промышленного производства СО АН СССР, где я работал, применить наши межрегиональные межотраслевые модели для исследования сценариев развития мировой экономики с использованием базы данных, созданной ранее группой В. Леонтьева.

Нами был разработан комплекс моделей, объединяющий модели глобальной оптимизации и экономического взаимодействия регионов мира, проведены многовариантные расчеты на период до 2000 г. В. Леонтьев положительно отнесся к этой работе, хотя она по своей математической структуре и логике генерирования сценариев будущего мировой экономики отличалась от классической схемы "затраты-выпуск". Более того, как эксперт ООН В. Леонтьев давал ценные рекомендации по продолжению нашей работы.

Серьезные обобщения методологии межотраслевого анализа сделаны соратниками и учениками В.Леонтьева. Другие авторитетные научные школы часто включают модели "затраты-выпуск" в свои модельные конструкции. Так, крупнейший специалист по эконометрическим моделям лауреат Нобелевской премии Л. Клейн интегрировал блок "затраты-выпуск" в широко используемую модель LINK.

Накануне своего девяностолетия В. Леонтьев открыл новую страницу в межотраслевом анализе, опубликовав статью "Предложение об использовании метода "затраты-выпуск" в анализе структуры междисциплинарных связей". Выявив близкое подобие между структурой "затраты-выпуск" в экономике и структурой системы научных знаний, он предлагает строить шахматную таблицу потоков научных знаний, используя индексы цитирования научных трудов. В подлежащем и сказуемом такой таблицы перечисляются отрасли знаний, а в каждой клетке - индексы цитирования знания, созданного в одной отрасли и используемого в другой. Тем самым В. Леонтьев в который раз продемонстрировал неиссякаемые возможности своей методологии.

Заслуги В. Леонтьева в создании, развитии и распространении научного направления "затраты-выпуск" вполне достаточны для признания его классиком мировой экономической науки. Известный историк экономической мысли М. Блауг начинает свою статью об ученом следующим тезисом: "Карьера Леонтьева - один из лучших в экономической науке примеров преимуществ интеллектуального разделения труда: вся жизнь этого ученого была посвящена работе над созданием и усовершенствованием единственного технического приема - анализа "затраты-выпуск". Полагаю, что высокая оценка М. Блауга неполна.

Место В. Леонтьева в мировой науке отнюдь не исчерпывается "единственным техническим приемом". Его определяют еще как минимум три направления: влияние теории "затраты-выпуск" на модернизацию ряда основополагающих экономических теорий; исследования многих научных проблем, выходящих за рамки "затраты-выпуск"; развитие общей методологии и организации научных исследований.

В. Леонтьев признавал, что теоретической платформой метода "затраты-выпуск" являются "экономическая таблица" Ф. Кенэ и модель общего экономического равновесия Л. Вальраса. Но благодаря развитию теории и методологии "затраты-выпуск" открылись широкие возможности для модернизации, конкретизации и практического применения идей Кенэ и Вальраса, а попутно и многих других абстрактных теоретических конструкций. Использование универсального матричного представления множества функций спроса и издержек (матриц Леонтьева) открыло дорогу многим "вычислимым" моделям общего равновесия региональной, национальной и мировой экономики. В течение ряда десятилетий идет процесс интеграции модели "затраты-выпуск" в теории экономического роста, структурных изменений, взаимодействия экономики и окружающей среды и другие теоретические области. Важную часть современной математической экономики составляют исследования "матриц Леонтьева", анализ математических свойств его статических и динамических моделей.

В. Леонтьев прекрасно ориентировался в сложном и противоречивом теоретическом поле экономики. Об этом можно судить по статьям о К. Марксе и Дж. Кейнсе, включенным в его книгу "Экономические эссе". Диапазон его научных интересов был весьма широк. Р. Дорфман, еще один будущий нобелевский лауреат, характеризовал серию разнообразных по тематике ранних работ

В. Леонтьева (о геометрическом анализе международных торговых потоков, деловых циклах, теории капитала, монополистической конкуренции и др.) как "вспышки чистейшего великолепия и изобретательности".

В своих теоретических поисках В. Леонтьев смело выходил даже за пределы экономической науки. В этом отношении, пожалуй, особенно выделяются статьи "К вопросу о плюралистической интерпретации истории и проблеме междисциплинарного сотрудничества" (1948 г.) и "Когда история должна писаться в обратном направлении" (1963 г.), в которых он обосновывает свою методологию "постижения истории" усилиями комплекса наук. Такие "отвлечения" от главного направления исследований способствовали утверждению научного авторитета В. Леонтьева. Спустя десятилетия этот парадокс объясняют его последователи А. Картер и П. Петри: "Даже во времена, когда его коллеги не разделяли его энтузиазма по поводу главного направления его работы, они тем не менее не переставали почитать его за необычный интеллект и глубокое понимание широчайшего спектра экономических проблем".

В. Леонтьев и его школа оказали большое влияние на современное понимание ценности экономических исследований, дилеммы теоретического и эмпирического анализа экономических процессов. Принцип, которому В. Леонтьев следовал почти всегда, - это соединение математического анализа с реальной информацией, использование моделей для ответа на актуальные вопросы экономической жизни и политики.

Позиция ученого наиболее ярко была сформулирована в его речи как президента Американской ассоциации экономистов в декабре 1970 г. "Истинное продвижение вперед, - утверждал Леонтьев, - может быть достигнуто только путем итеративного процесса, в котором улучшение теоретических формул поднимает новые эмпирические вопросы, а ответы на эти вопросы в свою очередь ведут к новым теоретическим выводам".

Леонтьев признавался в своем научном самоограничении: "Вместо того чтобы тратить свои силы и время на построение более сложных моделей, я предпочитаю заниматься исследованием и объяснением реального мира".

По выражению М. Блауга, "...основная мысль, красной нитью проходящая через все работы Леонтьева, заключается в том, что экономисты должны "пачкать руки", работая непосредственно с "сырыми данными". Позиция В. Леонтьева находила отклик далеко не у всех западных экономистов-теоретиков. В ряде интервью он предупреждал, что его положение в экономической науке (и особенно в американской) отнюдь не безоблачно, противников у него вполне достаточно. Он пояснял, что чаще находил поддержку у промышленников, инженеров, ученых-естественников, но гораздо реже - у экономистов.

В СССР всплеск интереса к работам В. Леонтьева произошел только во второй половине 1950-х гг. Наибольшее впечатление на экономистов производила открывающаяся возможность применения математики и электронных вычислительных машин. Образовалась дружная группа энтузиастов межотраслевого баланса. Во главе ее стал академик В.С. Немчинов. Именно он в 1959 г. организовал приглашение В. Леонтьева в СССР, который спустя 34 года снова увидел свою родину.

Настоящей сенсацией стала публикация перевода книги "Исследования структуры американской экономики". С огромным интересом ее читали и ученые, и практики, и студенты. Подробные рецензии почти одновременно были опубликованы в ведущих экономических журналах. Рецензии способствовали популяризации книги, но в форме, характерной для эпохи идеологического противостояния. С одной стороны, их авторы, весьма компетентные ученые, раскрывали глубокое содержание книги, с другой - усердно предостерегали от переоценок ее достоинств и личного научного вклада В. Леонтьева. В. Леонтьев эти рецензии читал, но, все понимая, не становился в позу обиженного.

Видя большой интерес советских экономистов к методу "затраты-выпуск" и отдавая должное развороту исследований, В. Леонтьев делал оптимистический прогноз относительно усиления научной базы планирования в СССР.

Авангардным направлением здесь стала разработка балансов "затраты-выпуск" (их стали называть межотраслевыми балансами).

Центральное статистическое управление СССР разработало за 1959 г. отчетный межотраслевой баланс в стоимостном выражении (по 83 отраслям) и первый в мире межотраслевой баланс в натуральном выражении (по 257 позициям).

Одновременно развернулись прикладные работы в центральных плановых органах (Госплане и Госэкономсовете) и их научных организациях. Первые плановые межотраслевые балансы в стоимостном и натуральном выражении были построены в 1962 г. Далее работы были распространены на регионы. За короткий промежуток времени межотраслевые балансы были построены по всем союзным республикам и экономическим районам Российской Федерации.

По разнообразным проблемам межотраслевого баланса выходили оригинальные монографии советских авторов. Были созданы научные заделы для более широкого применения межотраслевых моделей в практике планирования народного хозяйства СССР и союзных республик. Группе ученых за исследования в этой области была присуждена Государственная премия СССР. Для экономистов такое официальное признание в нашей стране, как мы знаем, является чрезвычайно редким событием. С полным основанием можно было говорить о создании советской школы межотраслевых исследований и ее растущей известности на мировой научной арене.

В 1970-х и 1980-х гг. на основе матриц "затраты-выпуск" разрабатывались более сложные межотраслевые модели и модельные комплексы, которые использовались в прогнозных расчетах и частично входили в технологию народнохозяйственного планирования. Специалисты по межотраслевому балансу были активны в поисках путей повышения эффективности советской экономики, включая и расширение сферы конкурентных отношений.

Идеи реформирования экономики и политики в СССР нашли у В. Леонтьева энергичную поддержку. С начала "перестройки" он активно включается в общественную жизнь страны, публикует статьи на темы о реформах, высказывает свои взгляды и рекомендации по экономической политике в многочисленных интервью, особенно предостерегая от некритичного следования рецептам зарубежных экспертов. Довольно регулярно приезжая в Россию, он с неподдельной заинтересованностью вникает в наши многочисленные проблемы, становится одним из учредителей Международного благотворительного фонда спасения Петербурга-Ленинграда, участвует в организации и деятельности Леонтьевского центра социально-экономических исследований.

Большой интерес в России к личности В. Леонтьева, загадкам его драматической судьбы и научной карьеры сочетается, однако, с попытками поставить его в рамки идеологических шаблонов. Одни российские публицисты представляют В. Леонтьева как принципиального "рыночника", другие, наоборот, как идеолога всеобъемлющего государственного планирования. На самом же деле в теоретической платформе В. Леонтьева нет противопоставлений рынка и плана, частной предприимчивости и государственного регулирования. Он часто использует сравнение экономики с кораблем: частная инициатива как ветер в парусах сообщает экономике свой импульс; планирование же как руль направляет экономику в нужную сторону. По его убеждению, необходим определенный баланс между использованием рыночного механизма и регулирующей ролью государства.

Из логики В. Леонтьева следует, что и в плановой, и в переходной экономике, и в развитой экономике конкурентного типа есть широкое поле для применения методологии "затраты-выпуск", что подтверждается положительным опытом многих стран.

Сужение области детального адресного планирования в современной России по сравнению с СССР не отменяет необходимости государственного регулирования основных макроэкономических и межотраслевых пропорций, балансировки структурной, инвестиционной, социальной политики. В то же время возросло значение балансовой увязки материально-вещественных и трудовых пропорций с финансовыми условиями, доходами государства и разных социальных групп, денежным обращением, валютной политикой.

Надо отметить, экономические и политические трансформации начала 1990-х гг. негативно сказались на состоянии межотраслевых исследований в России и всем постсоветском пространстве. Распались многие научные коллективы, ранее успешно работавшие в этой области; почти прекратился приток новых научных сил; перестали проводиться тематические конференции; гораздо меньше стало научных публикаций. Но возрождение российской школы "затраты-выпуск" возможно.

Государственная статистическая служба завершила работы по переходу с прежней методологии баланса народного хозяйства на методологию системы национальных счетов (СНС). Эта методологическая модернизация захватила и межотраслевые балансы, переименованные в таблицы "затраты-выпуск".

Были построены сопоставимые укрупненные таблицы "затраты-выпуск" по двум методологиям, а затем разработан детальный баланс "затраты-выпуск" за 1995 г. Исходный его вариант включает 227 групп товаров и услуг. Этот баланс стал первым в мире, построенным в соответствии с международной системой "СНС-93". Теперь Госкомстат России ежегодно разрабатывает и, главное, публикует таблицы "затраты-выпуск" по 22 группам товаров и услуг. Несомненной удачей стало то, что первые доклады о новом балансе "затраты-выпуск", представленные руководителями Госкомстата России, прозвучали на конгрессе Международной ассоциации "затраты-выпуск" в мае 1998 г. (Нью-Йорк) в присутствии В. Леонтьева и вызвали его живейший интерес.

Наряду со статистическими разработками восстанавливаются и постепенно расширяются прогностические исследования на основе модификаций и обобщений модели "затраты-выпуск". Можно отметить функционирующие модели в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, в Институте макроэкономического анализа ГУ-ВШЭ, Институте макроэкономических исследований Минэкономразвития России, в Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН, Вычислительном центре РАН. Министерство экономического развития и торговли РФ включило расчеты по межотраслевым моделям в систему среднесрочного и долгосрочного прогнозирования национальной экономики.

Новые благоприятные возможности для расширения практического использования методов "затраты-выпуск" в нашей стране создают возобновившийся экономический рост и необходимость диверсификации структуры экономики. Методология "затраты-выпуск" должна занять достойное место в модернизируемой системе стратегического планирования и экономического регулирования. Можно надеяться, что она будет принята и крупнейшими российскими промышленными, финансовыми и консалтинговыми компаниями.

Столетие В. Леонтьева отмечалось во многих странах научными конференциями, переизданиями многочисленных произведений, трудами, анализирующими его вклад в науку и экономику. Мы ощущаем живое присутствие В. Леонтьева в нашем мире. Лучшим памятником великому ученому и гражданину станет продолжение главного дела его жизни - теории и практики функционирования и развития многоотраслевых экономических систем.