Программа экономического "чуда" от глазьева. Глазьев: Выход из нынешнего экономического кризиса - в плановой экономике Программа глазьева по выходу из кризиса

В среду прошло событие, которого с замиранием сердца ждали журналисты, экономисты и многие рядовые россияне, которые интересуются политикой и экономикой. Состоялось заседание экономического совета при президенте России, на котором Владимиру Путину были представлены несколько конкурирующих программ развития российской экономики. С удовольствием констатирую, что мой недавний прогноз о том, что у этого конкурса красоты победителя не будет, сбылся на все 100%. Как я и предсказывал, Владимир Путин остался верен себе и, как пишут СМИ по итогам встречи, предпочел выбрать из каждой программы всё самое лучшее. Я понимаю, что это разочаровало многих, кто болел за ту или иную программу, но практика показывает, что именно такой, осторожный и прагматичный, подход президента к решению сложных проблем даёт лучшие результаты.

Хочу ещё раз обратить ваше внимание на то, как плохо работают наши СМИ и как легко поддаются самой банальной манипуляции представители патриотической общественности, которые обитают в соцсетях. Очень многие из них сейчас критикуют президента за то, что он отказался взять на вооружение программу "Столыпинского Клуба" - организации, в которую входят Сергей Глазьев и бизнес-омбудсмен Титов. Президента обвиняют в глупости и предательстве те люди, которые саму эту программу не читали. Ещё хуже то, что журналисты пишущие о ней, тоже её не читали. Если так будет продолжаться дальше, то скоро словосочетание "патриотичный журналист" будет таким же неприятным, как "либеральный интеллигент" или "британский учёный". Я вот не пожалел времени и сил, и прежде чем высказываться на эту тему, прочитал ту самую программу про "Экономику Роста".

Там есть очень здравые идеи, но есть некоторые предложения, на которых они настаивают, и которые вызывают просто оторопь. Вот вы в курсе, что программа "Столыпинского клуба" требует "перезагрузки отношений с Западом" и признания того, что без этой перезагрузки Россия не может модернизировать экономику?

А как насчет массированной программы приватизации, после которой участее государства в экономики должно сократиться с нынешних 50% до 30%? А про то, что программа "Столыпинского клуба" предполагает серьёзное увеличение внешних заимствований российских банков и компаний, вы слышали? А как вам предложение о том, что для развития экономики государство может набрать внешних долгов на 30% от ВВП?

Это всё в программе "Столыпинского клуба" есть и я понимаю Путина и его советников, которые не захотели с ней соглашаться несмотря на то, что её авторы настаивают на, что всю программу нужно выполнять целиком, то есть с внешними кредитами, приватизацией и прочими ужасами. В частных беседах, когда я это рассказываю, мне говорят "но ведь в своих интервью Титов и Глазьев говорят совсем другое!!!" А я всегда спрашиваю в ответ "А вы что, впервые видите политиков, которые на публику говорят одно, а на деле делают совсем другое?". Ну как дети малые, честное слово. Я понимаю, что это очень непопулярная позиция, но прежде, чем поддерживать (или критиковать) кого-то, потратьте время на то, чтобы узнать конкретные и официальные предложения этого политика, а не его лозунги. А то, если судить по лозунгам, то и Порошенко отличный президент.

А теперь о том, что будет дальше. Дальше будет долгий и нудный процесс вырабатывания некой экономической программы, на основании всех рациональных предложений, озвученных на том самом историческом заседании. Весь трэш из них выкинут, это неизбежно. А ещё не надо думать, что этим дело ограничится. Путин всегда советуется не только с публичными структурами, но и с непубличными аналитическими центрами, которые работают лично на президента России, это, так сказать, приятный бонус к его должности. Такие структуры есть в спецслужбах, государственных научно-исследовательских институтах и других организациях и ведомствах. К сожалению для журналистов, эти государственные структуры не занимаются пиаром своего мнения в СМИ и блогосфере, но может это и к лучшему. Пусть работают спокойно, не оглядываясь на журналистов. А вот с результатом сложной, кропотливой и неинтересной для медийщиков работы по выработке прагматичного и реалистичного плана экономического развития страны, мы познакомимся в ближайшие месяцы. Я уверен, что он понравится не всем, но всё равно ожидаю подвижек к лучшему. По крайней мере, в той сфере где я внимательно слежу за действиями государства - а именно в сфере ай-ти, подвижки к лучшему однозначно есть.

Экономический рост в России - не утопия. Если ввести за рост ВВП персональную ответственность членов правительства, оптимизировать процентные ставки госбанков, вернуться к «двойному бюджету», создать единое воздушное пространство с Китаем… Эти и другие предложения содержатся в стратегии «12 шагов», предложенной академиком РАН Сергеем Глазьевым.

Россия рискует скатиться на обочину технологического прогресса и стать набором разрозненных анклавов на периферии американской или европейской экономик, предупреждал академик РАН Сергей Глазьев в статье «Семь сценариев для России», подготовленной по просьбе «Газеты.Ru».

Недопустимо просто сидеть и ждать отмены санкций, чем, собственно, и занимается сейчас правящий класс в России. Ни очередной «план действий-2025», который готовит правительство, ни «стратегия роста» бизнес-омбудсмена Бориса Титова не годятся на роль эффективного инструмента. А стратегия-2035, которую формулирует для Кремля экс-министр финансов Алексей Кудрин, еще не готова.

По мнению Глазьева, правительство и ЦБ продолжают в макроэкономической политике следовать традиционным рекомендациям МВФ, на этом же строит свою программу Кудрин. Продолжение этого подхода обрекает экономику России на дальнейшую деградацию.

Избежать негативного сценария пока еще возможно. Если Кремль реализуют стратегию экономического роста, основанную на китайском опыте государственного управления. Академик Глазьев предлагает свой механизм стратегического прорыва, состоящий из 12 шагов. Причем Глазьев выступает с этими предложениями не как официальное лицо, советник президента, а как ученый и эксперт в сфере госуправления.

Госрегулирование и открытость

Первое, что необходимо сделать - перевести функционирование правительства на технологию стратегического и индикативного планирования.

Стратегическое планирование указывает перспективные направления развития экономики, опираясь на долгосрочные прогнозы научно-технического прогресса и понимание возможностей опережающего развития экономики страны в рамках мировой экономики. Индикативное планирование дает ориентиры деятельности органам госвласти всех уровней по созданию условий для наращивания инвестиционной активности в целях роста производства для повышения уровня жизни населения. Оно также предоставляет предпринимателям возможность воспользоваться этими условиями, поясняет Глазьев.

Государственное регулирование при этом сохраняется. «Госрегулирование стимулирует деловую активность в направлении роста производства и сдерживает деструктивные проявления (вывоз капитала, финансовые пирамиды и т. п.)», - отмечает Глазьев. Но при наличии госрегулирования экономике РФ необходима открытость. «Это дает возможность импорта передовых технологий и экспорта готовой продукции, принуждая предпринимателей к повышению конкурентоспособности отечественной продукции», - добавляет Глазьев.

Под личную ответственность

Индикативное планирование невозможно реализовать без механизма личной ответственности чиновников. А также привязки госбанков к задачам кредитования роста производства.

Это второй и третий пункт стратегии академика Глазьева.

Он считает, что «необходимо введение механизма личной и коллективной («сквозной», «вертикальной» и «горизонтальной») ответственности госслужащих, а также системы их поощрения за реализацию индикативных планов роста инвестиций и производства». Эти нормы также должны распространяться на деятельность государственных корпораций и госбанков.

Госбанки должны выстраивать свою деятельность, исходя из задачи кредитования роста производства и инвестиций. Процентные ставки необходимо регулировать, «исходя из рентабельности производственной сферы».

Догнать по-русски, перегнать по-китайски

Но правительственный план стратегий и индикаторы для его реализации - всего лишь полдела. «Потребуется также план опережающего развития на основе нового технологического уклада. Дальнейшее развитие мировой экономики связано с формированием новых мирохозяйственного и технологического укладов, образцом развития которых является КНР. Для этого все ведущие страны мира прибегают к стимулированию инвестиций за счет целевой кредитной эмиссии», - отмечает Глазьев.

Рост российской экономики невозможен без наращивания «долгосрочных кредитных ресурсов и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции».

По мнению Глазьева, в отличие от экономик стран-эмитентов резервных валют, основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций.

При этом Глазьев ссылается на оценки Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Выход на 4-5-процентный ежегодный прирост ВВП, выше среднемирового уровня, может быть достигнут только при повышении нормы накопления до 27% ВВП к 2018 году. Только в этом случае возможна реализация поставленной президентом РФ задачи достижения роста ВВП выше среднемирового уровня. А чтобы догнать по темпам роста китайскую экономику, норму накопления (долю инвестиций в ВВП) необходимо довести до 35%.

Профинансировать эти предложения можно за счет целевой кредитной эмиссии под приоритетные инвестиционные проекты.

«При этом инфляционного эффекта от наращивания кредитной эмиссии в объеме до 5 трлн. руб. не прогнозируется, так как уровень монетизации российской экономики ниже оптимального на 7-10 трлн руб. Главным условием здесь является направление кредитной эмиссии исключительно на цели роста объемов и модернизации производства пользующейся спросом продукции», - аргументирует Глазьев.

И предупреждает, что в условиях характерных для российской экономики структурных диспропорций потребуется избирательная кредитно-инвестиционная политика, дифференцированная по отраслям и направлениям развития в соответствии с объективно сложившимися различиями в их доходности. Имеющаяся практика льготного кредитования АПК и малого бизнеса подтверждает эффективность такого подхода.

Компании могли бы заключать с уполномоченными органами государственной власти инвестиционные контракты, под которые банки и институты развития могли бы выдавать долгосрочные кредиты.

ЦБ при этом мог бы функционировать как институт развития, обеспечивающий кредитами как потребности частных предприятий в расширении и развитии производства, так и госпрограммы.

Под небом Евразии

Частью плана по опережающем развитию, уверен Глазьев, могли бы стать масштабные проекты по развитию инфраструктуры. В том числе, совместно с КНР.

Инфраструктурные проекты могут финансироваться, в частности, не только за счет госбюджета, но при помощи «выпуска целевых низкопроцентных облигаций, котируемых на бирже и выкупаемых ЦБ».

Для их сопряжения с китайскими источниками финансирования может быть использован механизм валютно-кредитных свопов. В целях привлечения средств международных банков развития и финансовых рынков могут быть выпущены специальные долгосрочные облигации, обращающиеся на финансовом рынке Евразийского экономического союза и КНР.

Реализация двух трансконтинентальных интеграционных инициатив - ЕАЭС и Шелкового пути - открывает возможности расширения взаимовыгодного сотрудничества, отмечает Глазьев. Например, можно сочетать формирование единого воздушного пространства и открытие новых воздушных коридоров с переходом на самолеты совместного производства в рамках российско-китайско-индийско-иранской кооперации. Или открытие внутренних водных путей со строительством и использованием судов собственного производства. Или сооружение трансконтинентальных транспортных коридоров с развитием единой базы железнодорожного и автодорожного машиностроения. Аналогичный подход может быть применен к формированию общего энергетического пространства, совместной машиностроительной базы.

«Пока российско-китайские инвестиционные проекты развиваются сравнительно вяло. Созданные для этого международные банки развития, в первую очередь — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, остаются в стороне. Для активизации этой работы необходимо использовать формы международных консорциумов с наднациональными органами управления и концессионных соглашений»,- считает Глазьев.

Двойной бюджет

Следующий шаг - трансформация бюджетного правила в бюджет развития, предусматривающая направление нефтяных доходов на финансирование государственных инвестиций.

«Здесь уместно вновь обратиться к китайскому опыту. Для борьбы с бюджетным дефицитом и финансирования крупного инфраструктурного строительства в Китае, еще с 1982 года, стали использовать так называемый «двойной бюджет»: регулярный государственный бюджет и бюджет капитального строительства», - советует Глазьев.

Регулярный государственный бюджет формируется главным образом за счет налогов, а бюджет развития – за счет неналоговых поступлений от предприятий, перечислений из внебюджетных фондов с добавлением положительного сальдо государственного бюджета. Бюджет капитального строительства (или бюджет развития) предназначен для целей экономического строительства, в основном для строительства важнейших объектов общегосударственного значения. Основной целью «двойного бюджета» является выведение всех расходов по капитальному строительству за рамки регулярного госбюджета.

Глазьев напоминает, что после дефолта 1998 года разделение бюджетов использовалось в правительстве Евгения Примакова. Тогда государство начало формировать бюджет развития, налаживать механизмы рефинансирования коммерческих банков под векселя платежеспособных производственных предприятий.

«В последствие этот эффективный экономический механизм, принесший свои плоды, был заменен Стабилизационным фондом, ставшим каналом перекачивания российских бюджетных доходов в американские долговые обязательства», - возмущается Глазьев.

Еще один давно назревший инструмент стимулирования экономики - дополнение функций ЦБ задачами обеспечения роста инвестиций, ВВП и занятости. Повышение роли специальных инструментов рефинансирования коммерческих банков в целях кредитования инвестиционных проектов с увеличением сроков предоставляемых ресурсов и расширением ломбардного списка.

Для этого необходимо приближение ключевой ставки к уровню средней рентабельности в обрабатывающей промышленности. Введение вектора ставок специальных инструментов рефинансирования, приближающего цену финансовых ресурсов к рентабельности соответствующих отраслей экономики.

Также потребуется пойти на такой шаг, как «организация целевого рефинансирования государственных институтов развития и коммерческих банков под низкопроцентные долгосрочные государственные и муниципальные обязательства, облигации государственных корпораций, включая инфраструктурные облигации, а также бизнес-планы предприятий, разрабатываемые в целях реализации государственных программ, заказов, специальных инвестиционных контрактов, экспортных контрактов, совместных с партнерами по евразийской интеграции инвестиционных проектов».

Против манипулирования курсом рубля

И наконец, несколько точечных, но важных внедрений в текущую практику правительства: «Внедрение системы контроля над целевым использованием кредитов госбанков и бюджетных ассигнований, исключающей их вывоз за рубеж и использование в спекулятивных целях».

Введение избирательного валютного и финансового регулирования на основе косвенных методов (налог Тобина, резервные требования и прочего) в целях предотвращения спекулятивных атак, манипулирования рынками и курсом рубля, сооружения «финансовых пирамид» и прочих махинаций, дестабилизирующих экономику.

Необходимо, считает Глазьев, активизировать расширение использования рубля в качестве «валюты цены и валюты расчетов по российским экспортным поставкам, формирование основы для превращения рубля в международную валюту расчетов и ценообразования в большом евразийском партнерстве».

Для этого необходима стабилизация курса рубля на среднесрочный период по отношению к корзине евразийских валют.

«Нужен переход к идеологии развития с приоритетным наращиванием расходов на НИОКР и образование, стимулированием инновационной активности и поощрением новаторства», - резюмирует академик Глазьев и напоминает о необходимости «персональной ответственности в системе государственной власти за достижение целей развития».

Всё это бред конечно.
Меры которые необходимы уже приняты, просто ничего не работает. Вот вам пример - сельское хозяйство. Почему мы так зависим от импорта? Что мы не можем помидоры вырастить или коров?
Пример который произошел в одном из районов Краснодарского края: Фермер (занимается молочным производством), обратился в сельхозуправление за дотацией. За 3 млн. с него потребовали то ли 1 млн., то 1,5 млн. отката. Поторговаться у него не получилось. Обратился в соответсвующие органы, начальника сельхозуправления взяли с поличным. Вскрылись массовые случаи такого рода. После этого система начала работать по таким направлениям:
1. Сгладить общественный резонанс.
2. Сократить последствия.
Взяточника даже не посадили.
Главу администрации поменяли на другого человека из его же команды в качестве ио.
На следующих выборах кандидатами были ио и пара пенсионеров.
Такое происходит массово и повсеместно. Противостоять этому могут только крупные агрохолдинги, которые либо аффилируют чиновников в свою среду, либо еще как-то поступают. Но им то пофиг все - они пшеницу посадили на всей площади, продали за границу и все.
Или вот еще пример. Министр с/х А.Н.Ткачев - хвалится как он избавил народ России от зависимости импорта свинины. При этом несколько лет назад, когда он был губернатором Краснодарского - вся отрасль по разведению свиней была уничтожена под предлогом борьбы с африканской чумой.
Приспособиться к африканской чуме смогло лишь одно хозяйство - АО фирма «Агрокомплекс» им Н.И.Ткачева.
Так же уничтожались и другие отрасли.
Пчеловоды на Кубани шутят - хорошо, что пчелами Лужков, занимается а не братья Ткачевы, то бы и пчел уже не осталось.

А пока либералы придумывают как еще обворовать и бюджет и народ, обратимся к википедии.
Беру города, в которых лично бывал. Население по версии викив 1992 и 2016 гг.:
Вышний Волочек (Тверская обл.) 1992 г. - 64000 2016 г. - 48177
Старая Русса (Новгородская обл) 1992 г. - 41600 2016 г. - 29489
Невель (Псковская обл.) 1992 г. - 22200 2016 г. - 15520
Крупные областные центры депопулируют не так быстро, но в них резко растет кол-во людей пенсионного возраста, что говорит о том, что процесс будет ускоряться.

Так я вот о чем, если ничего не делать, то чиновникам скоро обворовывать будет некого.
А выход один. Ввести смертную казнь для коррупционеров. Один средней руки коррупционер наносит значительно больший ущерб, чем все террористы вместе взятые.
Я тут несогласен с Тимофеем, который считает, что чиновник присосался к бюджетной трубе и изымает из неё блага. Он изымает блага из всех, а не только из бюджета. Он разрушает будущее.

А так всякую фигню можно бесконечно выдумывать, все равно ничего работать не будет.

Сергей Глазьев, советник Президента и академик РАН, выпустил очень важную статью о текущем геополитическом положении России.

В этой статье называются своими именами многие вещи, которые до последнего времени не принято было озвучивать за пределами закрытых кабинетов.

В частности, Глазьев подробно объясняет, какие причины заставляют США стремиться к полному разгрому нашей страны, и предлагает план, следование которому позволит России защититься от этой страшной угрозы.

Очень рекомендую потратить час-другой времени и внимательно прочесть статью Сергея Глазьева целиком. Последние решения Кремля позволяют предположить, что именно на основе этой развёрнутой статьи будет выработана стратегия развития России на ближайшие 10 лет:

Кратко изложу основные тезисы статьи для того, чтобы убедить сомневающихся потратить время на вдумчивое изучение оригинального текста. Пожалуйста, примите во внимание то обстоятельство, что я буду излагать тезисы в голом виде: без аргументирующего контекста, без графиков и без отсылок к другим материалам. Все подробности вы сможете при желании найти в оригинальной статье.

1. За событиями на Украине стоят США — это единственная сила, которая извлекает пользу из эскалации конфликта.

США рассчитывают при помощи организации большой войны в Европе успешно пережить накрывающий их кризис, а потом выйти на новую длинную волну экономического роста.

2. Есть три сценария развития событий в среднесрочной перспективе.

Оптимистический сценарий — управляемая и выгодная для всех стран мирная глобализация — в настоящий момент малореален. Американские элиты к нему не готовы, так как он будет означать потерю их лидерства.

Катастрофический сценарий — крах англосаксонской финансовой системы и распад планеты на ряд закрытых друг от друга экономических регионов — вполне возможен. В случае реализации такого сценария сильнее всего пострадает золотой миллиард, так как он лишится возможности выкачивать ресурсы из остальных 6 миллиардов населения Земли.

Инерционный сценарий — сохранение текущего порядка вещей за счёт пожирания «периферийных» стран. Этот сценарий наиболее интересен американским элитам и, собственно, именно в рамки этого сценария укладываются действия США на Украине.

3. Либеральная идеология создаёт сейчас риски планетарного масштаба. Концентрированный капитал действует в своих собственных интересах — и эти интересы зачастую требуют разграбления и уничтожения целых государств.

При этом, что важно, либеральная идеология вредит и самим Соединённым Штатам: правящие круги США действуют зачастую во вред Америки и американцев.

4. Стратегия США в области доминирования весьма проста: они доминируют сразу во всех возможных областях, начиная с областей финансовой и военной. Образуется своего рода замкнутый круг.

Военное могущество позволяет американцам собирать со всего мира так называемый долларовый сеньораж — печатать себе доллары, обесценивая тем самым активы других стран. Собранные доллары направляются, в частности, на скупку учёных со всего мира и на разработку новых технологий. Новые технологии позволяют американцам укреплять своё военное превосходство, а вкупе с продавливанием гибельного для других стран свободного рынка — ещё и получать новые ресурсы.

5. К настоящему моменту стратегия глобального доминирования США почти перестала работать. Пусть страны БРИКС пока что менее развиты, чем США, но они в 10 раз больше Америки по населению. У стран БРИКС нет необходимости тратить огромные суммы на военные бюджеты, кроме того, они находятся в выгодном положении «догоняющих» и могут не разрабатывать новые технологии, а копировать их.

Доля доллара в мировых расчётах также снижается, и скоро американцы вынуждены будут сворачивать свои военные и научные программы.

6. Американцы пытаются выбраться из капкана привычным для себя способом: развязыванием глобальной войны. При помощи стратегии «управляемого хаоса» американцы пытаются разжечь ряд военных конфликтов по всей территории планеты. В частности, мы уже видели «работу» американцев в Северной Африке, в Ираке, в Сирии и на Украине.

Первая и Вторая мировая война привели к огромному оттоку мозгов и капиталов из воюющей Европы в США. Холодная война и последующий распад социалистического лагеря дали Соединённым Штатам сотни тысяч специалистов, уникальные технологии, огромное количество ценных ресурсов и более триллиона долларов чистой прибыли.

Извлекают прибыль американцы и из текущих конфликтов. Разграбление музеев, арест активов, вывоз золотого запаса, получение контроля над природными ресурсами… каждая американская война ведётся строго «в плюс».

7. США предпочитают вести войну непрямыми методами — используя тактику подкупа и обмана властвующих элит.

Вначале над местными элитами устанавливается контроль путём втягивания политиков, бизнесменов и перспективных представителей молодёжи в особые отношения с США. Потом американцы начинают чужими руками боевые действия и, стравливая одни силы с другими, добиваются нужных целей. Войска НАТО вводятся только тогда, когда этими методами удаётся ослабить противника до такой степени, чтобы он не мог более сопротивляться.

Западная сторона считает себя достаточно сильной, чтобы не выполнять своих обязательств. Это её своеобразная визитная карточка.

Так, например, был обманут Саддам Хусейн, которому Штаты сначала разрешили напасть на Кувейт, и которого Штаты же потом показательно наказали. Так был обманут и Янукович, которого уговорили не применять силу только для того, чтобы сделать его беженцем.

Милошевич, Каддафи… список обманутых американцами лидеров весьма обширен.

8. Непосредственной целью американцев на Украине является отрыв Украины от России. Однако подписание соглашения об евроассоциации — это только начало большого плана.

В конечном итоге американцы рассчитывают получить полный контроль над Евросоюзом и Россией, после чего использовать это преимущество в борьбе с Китаем — при этом Россию они воспринимают как бунтующую колонию, и планируют наказать нас, полностью разорив Россию и расчленив её на несколько воюющих стран.

Что важно, сами США от развязанной ими войны на Украине не теряют практически ничего. Они находятся на другом континенте и извлекают из этой войны только плюсы.

9. Можно ли предотвратить глобальную войну в Европе? Да, это возможно. Для этого достаточно лишить украинских нацистов поддержки со стороны США.

Финансовая пирамида долговых обязательств США держится сейчас из последних сил и готова в любой момент рухнуть. Если основные кредиторы США сбросят на рынок накопленные доллары и казначейские обязательства, доллар рухнет.

При этом потери для России, Европы и Китая будут гораздо меньше, чем от очередной развязанной американцами мировой войны.

Другое направления удара — разрушение монополии проамериканских СМИ в Европе. Если СМИ в Евросоюзе будут высказывать две точки зрения на происходящие события, европейские политики вынуждены будут действовать не в интересах США, а в интересах своих государств.

После развала долларовой пирамиды американцы не смогут платить Германии и Японии за содержание своих военных баз — и тогда эти две побеждённые во время Второй мировой войны страны смогут освободиться от власти американцев.

10. Американцы потерпели за последние годы несколько чувствительных поражений. Южная Осетия, Сирия, Крым… встретив на этих направлениях решительное сопротивление американцы вынуждены были отступить. Ещё пара поражений, и американцы потеряют веру в своё всемогущество.

Американский олигархат не будет рисковать, если не будет уверен, что война не перекинется на территорию США.

Текущая война на Донбассе имеет важнейшее историческое значение. Если народному ополчению удастся защититься от хунты, это будет означать крушение имиджа США как несокрушимой сверхдержавы.

Американцы отлично это понимают, поэтому они будут использовать все свои возможности, чтобы втянуть Россию в войну с украинской армией или уничтожить Сопротивление.

Россия должна твёрдо заявить, что если НАТО введёт войска на Украину, Россия будет считать это объявлением войны: со всеми вытекающими последствиями для территорий США и Евросоюза.

11. Должна быть создана мировая антивоенная коалиция, которая сможет противостоять агрессии США. Эта коалиция должна выдвинуть программу стабилизации мировой экономики и установки справедливого мироустройства, в котором будут учитываться интересы всех стран.

Антивоенная коалиция должна быть достаточно мощной, чтобы выдержать сопротивление США и стран G7, которые будут до последнего бороться за своё право выкачивать ресурсы из других регионов планеты.

Парадигма устойчивого развития отвергает конфронтацию и конкуренцию как двигатели экономического роста — вместо вложений в войны она подразумевает вложения в науку, медицину и образование.

12. Американские стратеги делают сейчас ставку на развал России изнутри путём разжигания внутренних социальных и межэтнических конфликтов. Об этом, в частности, свидетельствует и назначение на должность посла печально знаменитого Джона Теффта .

13. Антивоенная коалиция, создание которой Россия может попытаться инициировать на основе БРИКС, должна начать с создания универсальной платёжной системы, создания аналога западной банковской системы SWIFT и создания своих рейтинговых агентств.

Лидирующую роль в коалиции придётся брать на себя России, так как только мы обладаем необходимыми для этого военной мощью и авторитетом. Кроме того, именно на нас приходится сейчас главный удар американцев.

14. Экономика России должна быть защищена от мирового финансового рынка. В частности, надо сделать следующее:

* Доступ к разработке недр и к другим стратегическим отраслям следует предоставлять только полностью российским компаниям;
* Конечные владельцы системообразующих предприятий должны зарегистрировать свою собственность в России;
* Находящиеся в оффшорах компании должны платить налоги в полном объёме;
* Каналы незаконного и полузаконного вывода денег за рубеж должны быть закрыты;
* Должны быть введены налоги на финансовые спекуляции и вывоз капитала.
* Долларовые активы должны быть переведены в золото и в валюты дружественных стран;
* Экспорт углеводородов, металлов и прочей продукции должен осуществляться в рублях.
* Госкорпорации должны перестать брать кредиты за рубежом;

15. Мир переходит сейчас на новый технологический уклад. Россия должна совершить технологический прорыв — в противном случае наша экономика ещё на 20-30 лет окажется запертой в ловушке догоняющего развития и сырьевой специализации.

Для этого должны быть созданы условия для развития технологий. Особенно важно при этом создать механизмы внутреннего долгосрочного дешёвого кредита — сейчас значительная часть проблем российской экономики вызвана именно хроническим дефицитом денег.

16. Общество должно быть консолидировано. Для этого следует кардинально снизить социальное неравенство, повысить прожиточный минимум до реального и ввести прогрессивный налог на доходы физических лиц.

Кроме того, должны быть увеличены расходы на образование и здравоохранение.

Необходимо восстановить институт конфискации имущества и усилить контроль над чиновниками со стороны гражданского общества.

PS . Выше я перечислил только некоторые тезисы из статьи Сергея Глазьева. В оригинальной статье эти тезисы даются гораздо более развёрнуто, со всеми пояснениями и обоснованиями.

Update . Полный текст статьи с иллюстрациями можно скачать по одной из этих ссылок.

Для разработки любой программы необходимо исходить из понимания закономерностей современного экономического развития, во-первых. Во-вторых, из понимания нашего положения в этом мире, нашей российской экономики. И, в-третьих, программа может быть реалистичной только в том случае, если экономические интересы во властвующей элите будут соответствовать направлениям работы по этой программе. Поэтому в экономической науке очень сложно отличить объективные рекомендации от отражения интересов.

Любая экономическая политика - это сумма интересов участвующих в экономике субъектов. И, как правило, те или иные экономические доктрины, даже освященные нобелевскими премиями и прочими атрибутами большой науки, отражают какие-то интересы.

Мы будем говорить о программе, в основе которой лежит чисто научное понимание закономерностей экономического развития. В основе современного экономического роста лежит научно-технический прогресс, на долю которого приходится 90% прироста продукции в передовых странах. Мы не являемся здесь исключением. В условиях довольно жестких демографических ограничений у нас других возможностей экономического развития, кроме как на базе научно-технического прогресса нет. Поэтому если мы хотим добиться экономического роста, то нужно исходить из закономерностей развития современной экономики, где наука и технологии играют главную роль в долгосрочном устойчивом развитии.

Вопрос учета закономерностей научно-технического прогресса вообще сегодня не стоит ни в каких экономических программах, потому что базовая экономическая доктрина, которая сегодня в стране реализуется, обслуживает интересы владельцев крупных денег. Для владельцев крупных денег, иными словами, для олигархов, важно, чтобы государство не мешало им управлять экономикой, извлекать сверхприбыль так, как им хочется. И при отсутствии государственного планирования, целеполагания и долгосрочных ориентиров социально-экономического развития экономическая политика устраивается под нужды крупного капитала, который в основном сегодня оффшорный, который ориентирован не на развитие страны, а на вывоз доходов из страны. По сути, создана модель неоколониальной эксплуатации российских природных и человеческих ресурсов, в рамках которой мы теряем по 120–150 миллиардов долларов ежегодно в виде законной и незаконной утечки капитала.

Поэтому когда вы смотрите разного рода форумы с представительными высокими гостями, которые призваны оправдать и оторвать экономическую политику от большой экономической науки, надо понимать, что это не более чем апологетика в интересах олигархов, владельцев крупного капитала, которым не хочется, чтобы государство вмешивалось в управление деньгами, чтобы оно организовывало экономическую жизнь, исходя из общенародных интересов, потому что их интересы не совпадают с общенародными. Им важно, чтобы не было валютных ограничений, чтобы защищались их права собственности, даже если они выведены в оффшоры, чтобы государство позволяло им высасывать из нашей природной экономической системы максимум прибыли.

Научно-технический прогресс - это сложный процесс, управлять которым непросто. Надо учитывать его неопределенность, нелинейность, большое количество обратных связей. И если говорить о выстраивании системы управления, исходя из целей развития, то все государственные функции должны быть ориентированы на стимулирование инновационной активности, на привлечение инвестиций в развитие новых технологий, на создание внутренних источников финансирования этих инвестиций. И в целом мы определяем роль государства как главного субъекта развития в экономике.

Как субъект развития, государство, во-первых, обеспечивает долгосрочное прогнозирование. Мы должны видеть, и наша наука в технологическом прогнозировании позволяет сегодня видеть главные направления научно-технического прогресса и экономического роста. Исходя из оценки нашего научно-технического потенциала и сопоставления с этими перспективами и направлениями, выбираются приоритеты, где мы можем выйти вперед. И в рамках этих приоритетов реализуется программа опережающего развития, то есть деньги вкладываются для того, чтобы выйти на темпы роста в 20–30% в год по передовым технологическим направлениям.

Часть производств у нас находится в зоне технологического отставания не так далеко от мирового уровня, то есть существует возможность наверстать. И вторая составляющая этой стратегии - это финансирование и стимулирование инноваций. Мы называем это динамическим наверстыванием, где нужен импорт технологий, чтобы выйти на передовой уровень. Долгосрочное успешное развитие достигается в случае, если наша экономика будет получать через мировой обмен интеллектуальную ренту - сверхприбыль за счет своего интеллектуального превосходства. А сейчас мы получаем в основном природную ренту, то есть мы продаем невоспроизводимые природные ресурсы и, по сути, живем за счет будущих поколений, если называть вещи своими именами.

И, наконец, в тех сферах, в которых мы отстали безнадежно (такие, к сожалению, имеются) необходимо привлекать прямые иностранные инвестиции, заимствовать технологии и на этой основе восполнять пробелы и догонять другие страны в тех сферах, где мы можем быть конкурентоспособными.

Главный вопрос, вокруг которого сегодня ведутся дискуссии - где взять деньги. Как вы понимаете, в Советском Союзе этот вопрос вообще не стоял, поскольку денег эмитировалось столько, сколько нужно было для реализации народно-хозяйственных планов. Любопытно, что, перейдя к рыночной экономике, мы вдруг забыли о том, что главной монополией государства, даже в условиях рыночной экономики, наиболее эффективной и значимой монополией является монополия на создание денег. Государство само создает деньги. Наши монетаристы делают вид, что они этого не знают. Вернее, точно они этого не знают, именно поэтому они и монетаристы. Они считают, что деньги - это товар.

Но люди, которые формируют денежную политику, объявляя себя монетаристами, фактически опускаются сразу на 200 лет в дремучее Средневековье, где деньги были в виде золота, и, действительно, были особым товаром всеобщего эквивалента. И в какой-то степени на товарно-денежный обмен распространялись те же законы, которые действуют на рынке товаров: больше товаров - ниже цены, меньше товаров, более редкий товар - выше цены.

Но деньги сегодня - это не товар. Это институт, который формируется государством в целях обеспечения воспроизводства экономики. Современный экономический рост начался тогда, когда европейские государства изобрели центральные банки и создали национальные валюты. Государство для себя открыло «философский камень», то есть возможность создавать деньги только из своей власти. Если до этого займы были очень дорогими, у ростовщиков приходилось занимать деньги под 50%, под 100%, и никакое промышленное развитие было невозможно, то после того, как государства стали сами создавать деньги, процентная ставка опустилась до 4–5%, стало возможным наращивать производство, потому что по своей экономической функции кредит - это авансирование экономического роста. Когда мы даем кому-то кредит, мы тем самым делаем предоплату роста производства на следующем этапе. И не случайно Шумпетер называл процент за кредит налогом на инновации, то есть без создания системы долгосрочного дешевого кредита реализовать стратегию развития экономики невозможно. И те люди, которые пытаются нас убедить в том, что деньги создаются за счет сбережений, за счет доходов от производственной деятельности и от других видов хозяйственной деятельности, что источником финансирования инвестиций могут быть либо сбережения внутри страны, либо внешние займы, скрывают от нас главный источник финансирования - банальную денежную эмиссию.

Страны практически во всем мире, которые сегодня столкнулись с вызовами структурной перестройки, перехода на новый технологический уклад, практически повсеместно опираются на кредитную эмиссию, как главный источник финансирования капиталовложений. Если бы, не дай Бог, (это уже в прошлом) в Европе после войны монетаристы были бы в центральных банках, то Европа до сих пор лежала бы в руинах. Это хороший пример, который показывает, как правильно организованная денежная эмиссия через создание денег под обязательства предприятий наращивать производство сделала европейское экономическое чудо.

Логичным образом наращивались инвестиции во всех странах, совершивших рывки в течение жизни нашего поколения. Берем Японию или Индию, которая сегодня лидирует в мире по темпам роста, или Китай, совершивший экономическое чудо. До этого Сингапур, Корею. Эти страны на момент перед переходом к политике роста были нищими, сбережений не было, чудовищная экономическая отсталость, а сейчас они передовые. Они за 20–30 лет совершили скачок из отсталости в число благополучных передовых стран, и сделали они это за счет резкого увеличения инвестиций. Норма накопления (это объем инвестиций, доля инвестиций, используемая в валовом продукте) подскакивала с 15% до 35% и даже 45%, как сегодня в Китае.

Главный вопрос - в чем был источник финансирования. Центральные банки этих стран создавали кредитные ресурсы, и правительства, распоряжаясь этими кредитными ресурсами, финансировали развитие и модернизацию промышленности. И то, что мы предлагаем в нашей программе - это не изобретение велосипеда, это реализация международного опыта управления экономическим развитием. Замечу, что в странах, которые считаются образцом либерального экономического устройства (к примеру, Соединенные Штаты возьмем или Европу, или Японию), деньги создаются под долги. Почему-то наши денежные власти не знают, что после Второй мировой войны сначала Европа приступила к эмиссии денег под долги предприятий, а с 1971 года американцы, отказавшись обменивать доллары на золото, приступили к эмиссии доллара под государственные казначейские обязательства.

Современные деньги - это фиатные деньги, как говорят специалисты, то есть они не обеспечены ни золотом, ни валютой других государств, они обеспечены только долгами, то есть деньги создаются под долги. Это две стороны одной медали, как говорится. В Америке Федеральная резервная система США печатает деньги под покупку облигаций американского казначейства, и вся огромная эмиссия доллара идет на финансирование дефицита бюджета и управляется Правительством.

За последние восемь лет, когда мир вошел в полосу кризиса, и началась структурная перестройка экономики с целью освоения нового технологического уклада, денежные власти всех без исключения передовых стран начали денежную накачку, то, что они называют, количественным смягчением. На самом деле, это банальная денежная эмиссия, которая составляет астрономические суммы. Скажем количество, денежная база долларов выросла за последние восемь лет почти в четыре раза, евро - в полтора раза. Это триллионы и триллионы свежеэмитированных денег, которые, поступая в экономику через коммерческие банки, трансформируются в займы предприятиям.

Сегодня для любого бизнесмена, инженера, ученого ни на Западе, ни на Востоке нет проблемы взять деньги. Это делается для того, чтобы максимально облегчить деловому сообществу реализацию инноваций. Европейский центральный банк даже перешел сейчас к отрицательной процентной ставке, то есть если у вас есть идеи и есть желание что-то полезное сделать, и вы заслуживаете доверия, и есть соответствующий бизнес-план, вам даже премию дают за то, что вы этим занимаетесь. То есть дают кредит под отрицательную процентную ставку даже в номинальном выражении сегодня, а в реальном выражении, то есть с поправкой на инфляцию. Уже почти 10 лет передовые страны живут в ситуации нулевых процентных ставок, то есть кредиты выделяются через коммерческие банки, поступают в экономику под символический процент.

И нам ничего не мешает реализовать такую же схему. Нам необходимо создание многоканальной системы управляемой кредитной эмиссии. Деньги должны целевым образом доходить до производственных предприятий. Для этого должны быть сформированы планы, стратегические планы на 20–30 лет, которые определяют перспективы направления экономического роста, и под них индикативные планы, которые формируются государством, учеными и бизнесом совместно и оформляются в виде контрактов. Одной из форм может быть специальный инвестиционный контракт, о котором говорил наш Президент в последнем Послании Федеральному Собранию. С одной стороны, бизнес берет на себя обязательство наращивать и модернизировать производство. Региональные власти, с другой стороны, дают ему льготы, соответствующий доступ к инфраструктуре, местным ресурсам. И, наконец, центральная власть обеспечивает стабильность макроэкономических условий и выделение долгосрочных кредитов.

Мы предлагаем этот механизм начать реализовывать с военно-промышленного комплекса, где все понятно, есть долгосрочные планы, есть оборонный заказ, и нет риска, что эти деньги не возвратятся, поскольку бюджет за этим стоит, и постепенно распространять на всю экономическую систему, которая будет таким образом обеспечиваться необходимым финансированием для решения задач развития экономики. Нам сегодня не хватает для нормального воспроизводства примерно 5–7 триллионов рублей, но бросать эти деньги просто в обращение нельзя, потому что они будут перекачаны на валютный рынок, и мы получим спирали девальвации и инфляции. Поэтому через уполномоченные банки в соответствии с юридически значимыми договорами, которые определят ответственность сторон (бизнеса, предприятий и государства, соответствующих министерств и ведомств), реализуется механизм финансирования индикативных планов, который по нашим оценкам обеспечит рост не меньше 8% в год.

Если исходить из имеющихся ресурсов, мы могли бы производить по производственным мощностям на 40% больше, чем сейчас производим, по трудовым ресурсам при той же занятости, как сейчас, на 20% больше. Если реализовывать современные технологии переработки сырья, мы можем наращивать производство десятикратно на той сырьевой базе, которая у нас находится под руками. С точки зрения научно-технического потенциала у нас тоже нет ограничения, поскольку из страны потоком хлещет утечка умов, и понятно, что действующая экономическая модель сегодня эти умы не востребует. Поэтому у нас нет вообще никаких ограничений ни по капиталу в смысле производственного капитала, производственных мощностей, ни по труду, ни по сырью, ни по интеллектуальным ресурсам. Есть ограничение только по деньгам, искусственно созданное.

Искусственно созданное, потому что в течение многих лет и особенно сейчас Центральный Банк ограничивает количество денег в экономике, исходя из примитивных, я бы сказал, вульгарных монетаристских представлений о взаимосвязи количества денег и инфляции, пытается бороться с инфляцией путем сокращения количества денег. Хотя уже доказано многократно и проверено на статистике практически большей части стран мира, что бороться с инфляцией путем сокращения количества денег не получается ни у кого. Это связано с тем, что сокращение количества денег автоматически, если у нас недомонетизированная экономика, ведет к сжатию производства и инвестиций. Сжатие производства и инвестиций ведет к падению покупательной способности денег, поэтому на сжимающейся/разжимающейся экономике инфляцию снизить очень сложно.

Инфляция снижается за счет того же научно-технического прогресса, за счет снижения издержек, повышения эффективности и наращивания объемов производств. Поэтому если брать нашу статистику, то инфляция всегда снижается, когда растет производство и расширяется денежная масса, и она всегда повышается, когда производство падает, тем более сейчас, когда Центральный Банк усугубляет нынешнее сложное положение повышением процентных ставок и отпусканием курса рубля в свободное плавание.

Очень важный момент - это создание ограничений в этой экономической модели развития. Во-первых, мы должны быть застрахованы, что деньги не утекут на валютный рынок, поэтому должны быть избирательные валютные ограничения, которые будут препятствовать утечке капитала, с одной стороны, а, с другой стороны, защищать нашу экономическую систему от спекулятивных атак из-за границы. Без избирательных валютных ограничений стабилизировать ситуацию нереально, потому что наш финансовый рынок очень мал, он меньше, чем возможности даже одного крупного американского банка или хедж-фонда. Если мы не будем себя защищать, мы будем бесконечно болтаться в зависимости от внешней конъюнктуры и желания иностранных спекулянтов.

Разумеется, должен быть стабилизирован курс рубля. Без этого невозможно никакое планирование. Это сделать не трудно, поскольку нынешняя ситуация, объем золотовалютных резервов в стране два раза превышает объем рублей в экономике. Поэтому Центральный Банк может теоретически на любом уровне стабилизировать курс и обеспечить его поддержание своими интервенциями на валютном рынке.

При стабильном курсе, колебания которого сегодня являются главным фактором инфляции, для макроэкономической стабильности потребуется еще активизация антимонопольной политики. Мы должны разорвать связь между внешней конъюнктурой и внутренним ценообразованием на сырьевой товар. Нет никакого разумного объяснения, почему, скажем, цены на металл сейчас так быстро растут. Ну, упал курс рубля, но ведь металлурги и химики работают внутри России, они работают на российском сырье, используют российский труд. Конечно, есть элементы импортного оборудования, но это не основание для того, чтобы индексировать цены на металл, другие конструкционные материалы и сырьевые товары по динамике курса рубля.

Это все просто на словах, но реализовать сложно, потому что планирование предполагает ответственность. И первая проблема, с которой мы сталкиваемся - наши предложения отвергаются коррумпированной бюрократией, поскольку они не хотят брать на себя ответственность. Даже сейчас недавно принятый закон о стратегическом планировании, который инициирован Президентом, пытаются отодвинуть на два года, уже внесена Правительством соответствующая законодательная инициатива и проголосована думским большинством, что свидетельствует о том, что наша бюрократия не хочет отвечать за выполнение плана. Разработка плана - вещь непростая. Ну, а выполнение - это дело жесткое. Если план есть, значит, надо отвечать за выполнение целевых показателей. Поэтому мы имеем просто саботаж со стороны нашего чиновничества, и особенно со стороны государственных банков, которые сегодня управляют государственными деньгами без какого-либо контроля и распоряжаются ими как своими личными. Они, конечно, не хотят планирования, потому что наша модель многоканальной целевой кредитной эмиссии в соответствии с индикативными стратегическими планами делает государственные банки инструментами этой государственной политики. Им придется отвечать за кредитование производств, которые нужны стране, которые нужны для развития экономики, а не заниматься спекуляциями, которые только на манипуляциях курсом рубля позволяют иметь 100 и более процентов годовых, ничем не рискуя.

Ну, и, конечно, мешает внедрению политики развития структура интересов, где доминирует сегодня та же оффшорная олигархия. Она как-то не подчиняется никаким указаниям политического руководства. Несмотря на все усилия произвести деоффшоризацию, в течение трех лет она только увеличивается, и на сегодняшний день больше половины акционеров в отраслях промышленности - это нерезиденты, в основном спрятанные в оффшорах. Если бы мы прекратили этот колоссальный кругооборот денег, вывоз из России без уплаты налогов, без уплаты процентов в обмен на псевдо иностранные инвестиции из оффшоров с высокими процентами и опять же с налоговыми льготами, то не нужно бы было никаких сокращений бюджета, мы могли бы сегодня дополнительно иметь больше триллиона рублей доходов. А если бы мы еще ввели налог на спекуляции, который позитивно сыграл бы для стабилизации макроэкономической ситуации, получили бы около трех миллионов дополнительных доходов.

Так что у нас нет никакой нужды сегодня сокращать потребление, снижать уровень жизни, затягивать пояса. Нам, наоборот, нужно больше работать, больше зарабатывать, больше иметь доходов. И для этого нужно реализовать те идеи, о которых я сейчас рассказал, и которые находятся в арсенале управления всех передовых стран мира.