Как богатые страны стали богатыми бедные. Как богатые страны стали богатыми. Актуальность идей Райнерта для России

Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными ( How Rich Countries Got Rich… and Why Poor Countries Stay Poor by Erik S. Reinert).

В настоящей книге известный норвежский экономист Эрик Райнерт показывает, что богатые страны стали богатыми благодаря сочетанию государственного вмешательства, протекционизма и стратегических инвестиций, а не благодаря свободной торговле. По утверждению автора, именно такая политика была залогом успешного экономического развития, начиная с Италии эпохи Возрождения и заканчивая сегодняшними странами Юго-Восточной Азии. Показывая, что современные экономисты игнорируют этот подход, настаивая и на важности свободной торговли, Райнерт объясняет это ним расколом в экономической науке между континентально-европейской традицией, ориентированной на комплексную государственную политику, с одной стороны, и англо-американской, ориентированной на свободную торговлю, - с другой.

Написанная доступным языком, книга представляет интерес не только для специалистов по экономической истории и теории, но и для широкого круга читателей.

    КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ, - и почему бедные страны остаются бедными 1

    ПРЕДИСЛОВИЕ 1

    БЛАГОДАРНОСТИ 1

    ВВЕДЕНИЕ 2

    I. ДВА ТИПА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 5

    II. ЭВОЛЮЦИЯ ДВУХ РАЗНЫХ ПОДХОДОВ 11

    III. ЭМУЛЯЦИЯ: КАК РАЗБОГАТЕЛИ БОГАТЫЕ СТРАНЫ 24

    IV. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: АРГУМЕНТЫ "ЗА", ОНИ ЖЕ "ПРОТИВ" 32

    V. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРИМИТИВИЗАЦИЯ: КАК БЕДНЫЕ СТАНОВЯТСЯ ЕЩЕ БЕДНЕЕ 48

    VI. ОПРАВДАНИЕ ПРОВАЛА: ОТВЛЕКАЮЩИЕ МАНЕВРЫ ПЕРИОДА "КОНЦА ИСТОРИИ" 57

    VII. ПАЛЛИАТИВНАЯ ЭКОНОМИКА: ЧЕМ ПЛОХ ПРОЕКТ ЦЕЛЕЙ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ 66

    VIII. ПРИВЕДИТЕ В ПОРЯДОК ЭКОНОМИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ИЛИ УТРАЧЕННОЕ ИСКУССТВО СОЗДАНИЯ СТРАН СРЕДНЕГО ДОСТАТКА 75

    ПРИЛОЖЕНИЕ I - ТЕОРИЯ ДАВИДА РИКАРДО О СРАВНИТЕЛЬНОМ ПРЕИМУЩЕСТВЕ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛЕ 82

    ПРИЛОЖЕНИЕ II - ДВА ПОДХОДА К ОБЪЯСНЕНИЮ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, БОГАТСТВА И БЕДНОСТИ СТРАН 83

    ПРИЛОЖЕНИЕ III - ТЕОРИЯ НЕРАВНОМЕРНОГО РАЗВИТИЯ ФРЭНКА ГРЭМА 84

    ПРИЛОЖЕНИЕ IV - ДВА ИДЕАЛЬНЫХ ТИПА ПРОТЕКЦИОНИЗМА В СРАВНЕНИИ 84

    ПРИЛОЖЕНИЕ V - ДЕВЯТЬ ПРАВИЛ ЭМУЛЯЦИИ БОГАТЫХ СТРАН ФИЛИППА ФОН ХОРНИГКА (1684 г.) 84

    ПРИЛОЖЕНИЕ VI - КАЧЕСТВЕННЫЙ ИНДЕКС ВИДОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 85

    БИБЛИОГРАФИЯ 85

    Примечания 89

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ,
и почему бедные страны остаются бедными

Поскольку каждый, кто критикует чужие системы, обязан заменить их своей собственной той, которая лучше объясняла бы суть вещей, мы продолжим наши размышления, чтобы исполнить этот долг.

Джамбаттиста Вико, La Scienza Nuova, 1725 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда в 1999 году люди впервые вышли на улицы Сиэтла, протестуя против действий Всемирной торговой организации и связанных с ней международных финансовых организаций, и впоследствии, когда эти протесты многократно повторялись в разных местах, демонстранты выступали конкретно против традиционного мышления - той экономической ортодоксии, которая легитимизировала и аналитически обосновала политику и рекомендации этих организаций. Рискуя сделаться посмешищем, последние 20 лет эта теория настаивает на том, что саморегулирующиеся рынки приведут к экономическому росту всех стран, если сократить роль государства до минимума.

Эта ортодоксия распространилась в 1970-е годы с рождением стагфляции, когда кейнсианская экономика и экономика развития стали подвергаться интеллектуальным нападкам. Фискальные кризисы в государствах всеобщего благосостояния, начавшиеся в 1970-х годах, а также последовавший провал экономик центрального планирования послужили молодой ортодоксии дополнительной поддержкой, несмотря на явный провал монетаристических экспериментов в начале 1980-х. Сегодня только крайние фундаменталисты выступают за экономику, либо полностью саморегулирующуюся, либо полностью управляемую государством.

Эта книга рассказывает об основных экономических и технологических силах, которые надо обуздать, чтобы не мешать экономическому развитию. В ходе анализа Райнерт приходит к выводу, что "развитие недоразвитости" является результатом неразвитости и непопулярности таких видов экономической деятельности, для которых характерны возрастающая отдача от масштаба производства и улучшенный кадровый потенциал, а также производственные мощности. Райнерт приводит исторические экономические примеры в новом контексте.

В книге утверждается, что из истории можно почерпнуть важнейшие экономические уроки, если только не искажать исторические факты. Райнерт предполагает, что для сегодняшних бедных стран наибольший экономический интерес представляет история Соединенных Штатов. Год 1776-й был не только годом первого издания "Богатства народов" Адама Смита, но и годом начала первой современной войны за национальное освобождение - войны против британского империализма. "Бостонское чаепитие", в конце концов, было чисто меркантилистской акцией. Экономическим теоретиком американской революции был не кто иной, как знаменитый министр финансов Александр Гамильтон, признанный сегодня пионером явления, которое принято называть "промышленная политика".

Представим себе, на что была бы похожа экономика США, если бы Конфедерация южных штатов победила северных союзников, если бы в конце XIX века не произошло стремительной индустриализации экономики США. Как утверждают кураторы Смитсоновского музея американской истории, США не удалось бы преодолеть технологическую отсталость, которую американские участники продемонстрировали во время Всемирной выставки 1851 года. Соединенные Штаты могли бы не стать мировым экономическим лидером уже в начале XX века.

Райнерт рассказывает, как после Второй мировой войны было решено применить в Германии, развязавшей две мировые войны, план Моргентау, чтобы низвести ее до уровня сельскохозяйственного государства. Напротив, в Западной Европе и Северо-Восточной Азии (СВА) генерал Джордж Маршалл способствовал рождению послевоенного кейнсианского золотого века: его план по ускорению экономического восстановления этих регионов должен был создать cordon sanitaire вокруг молодого советского блока. Помощь, которую Америка оказывала этим странам во время их послевоенного восстановления, была совсем иной, чем та, которую она оказывает бедным странам сегодня; разница состоит не только в объеме помощи, но и в том, что касается финансирования правительственных бюджетов и обеспечения пространства для формирования экономической политики.

Для экономического развития необходимы глубинные, качественные перемены не только экономического, но и общественного строя. Из-за того, что во многих бедных странах понятие экономического развития было сведено к накоплению капитала и перераспределению ресурсов, экономическая отсталость стала постоянной чертой. Эрик Райнерт расширяет наше понимание неравномерного развития, делясь глубокими познаниями в области истории экономической политики; его книга одновременно захватывает и заставляет задуматься.

К. С. Джомо, помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития, основатель и председатель Международной сети специалистов по экономике развития

БЛАГОДАРНОСТИ

Основные идеи этой книги очень стары, так что прежде всего я обязан многочисленным экономистам, теоретикам практикам, которые на протяжении последних 500 лет успешно создавали богатство, вместо того чтобы его распределять.

Мое знакомство с этими уважаемыми личностями состоялось в 1974–1976 годах. В то время моя жена работала в библиотеке Кресса при Гарвардской школе бизнеса; библиотека специализировалась на авторах-экономистах, живших до 1850 года, и была доступным хранилищем их идей. Мой преподаватель экономической теории в швейцарском университете Санкт-Галлена Вальтер Адольф Йор (1910–1987) был верен некоторым старым экономическим идеям континентальной Европы, а в библиотеке Кресса я познакомился с Фрицем Редлихом (1892–1978), представителем немецкой исторической школы, который ввел меня в мир идей Вернера Зомбарта.

Международный валютный фонд провел исследование в октябре 2017 года и выявил страны с самым высоким уровнем ВВП на душу населения.

Многие из стран, которые относятся к самым богатым в мире, имеют запасы нефти и газа на своей территории, что благоприятно сказывается на развитии их экономики.

Инвестиции и сильная банковская система – факторы, которые также играют важную роль в экономике самых богатых стран.

"Вести.Экономика" представляет 15 самых богатых стран мира.

15. Исландия

ВВП на душу населения: $52 150

Исландия - островное государство, расположенное на западе Северной Европы.

Правительство Исландии объявило о масштабной программе по строительству алюминиевых заводов.

Также активно развиваются биотехнологии, туризм, банковский бизнес, информационные технологии.

По структуре занятости Исландия выглядит как промышленно развитая страна: в сельском хозяйстве занято 7,8%, в промышленности - 22,6%, а в сфере услуг - 69,6% трудоспособного населения. Туризм - тот сектор, на который приходится основной рост ВВП страны.

14. Нидерланды

ВВП на душу населения: $53 580

Нидерланды - высокоразвитая в экономическом плане страна. На сферу услуг припадает 73% ВВП, промышленность и строительство - 24,5%, сельское хозяйство и рыболовство - 2,5%.

Среди важнейших секторов оказания услуг преобладают транспорт и связь, кредитно-финансовая система, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), образование, международный туризм, комплекс деловых услуг.


13. Саудовская Аравия

ВВП на душу населения: $55 260

Саудовская Аравия с ее колоссальными запасами нефти - основное государство Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Экспорт нефти составляет 95% экспорта и 75% доходов страны.


12. США

ВВП на душу населения: $59 500

Соединенные Штаты - высокоразвитая страна, обладающая первой экономикой мира по номинальному ВВП и второй по ВВП (ППС).

Хотя население страны составляет лишь 4,3% от общемирового, американцам принадлежит около 40% совокупного мирового богатства.

Соединенные Штаты занимают лидирующие позиции в мире по ряду социально-экономических показателей, включая среднюю зарплату, ИЧР, ВВП на душу населения и производительность труда.

В то время как экономика США является постиндустриальной, характеризуется преобладанием сферы услуг и экономики знаний, производственный сектор страны остается вторым по величине в мире.


11. Сан-Марино

ВВП на душу населения: $60 360

Сан-Марино - одно из самых маленьких государств в мире. Находится в Южной Европе, со всех сторон окружено территорией Италии.

Въездной туризм играет существенную роль в экономике страны, в индустрии туризма на территории государства вовлечены до 2 млн человек ежегодно, и более 3 млн туристов посещает страну каждый год.


10. Гонконг

ВВП на душу населения: $61 020

Экономика территории основывается на свободном рынке, низком налогообложении и невмешательстве государства в экономику. Гонконг не является офшорной территорией, это свободный порт, и он не взимает таможенных сборов на импорте, там нет налога на добавленную стоимость или его эквивалентов. Акцизы взимаются только с четырех видов товаров, независимо от того, импортные они или местного производства.

Гонконг - важный центр международных финансов и торговли, а уровень концентрации штаб-квартир является самым высоким в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По показателям душевого валового внутреннего продукта и валового городского продукта Гонконг является наиболее богатым городом в КНР.


9. Швейцария

ВВП на душу населения: $61 360

Экономика Швейцарии является одной из наиболее стабильных в мире. Проводимая политика долгосрочного монетарного обеспечения и банковской тайны сделало Швейцарию местом, где инвесторы наиболее уверены в безопасности своих средств, в результате чего экономика страны становится все более зависимой от постоянных притоков зарубежных инвестиций.

Из-за небольшой территории страны и высокой специализации труда ключевыми экономическими ресурсами для Швейцарии являются промышленность и торговля. Швейцария является мировым лидером по очистке золота, перерабатывая две трети от его мировой добычи.


8. ОАЭ

ВВП на душу населения: $68 250

Основа экономики ОАЭ - реэкспорт, торговля, добыча и экспорт сырой нефти и газа. Добыча нефти - приблизительно 2,2 млн баррелей в день, большая часть производится в эмирате Абу-Даби. Другие нефтяные производители по важности - Дубай, Шарджа и Рас аль-Хайма.

Нефть обеспечила быстрый рост экономики ОАЭ всего за несколько десятилетий, однако и другие секторы экономики также развивались достаточно быстро, особенно внешняя торговля.


7. Кувейт

ВВП на душу населения: $69 670

Кувейт - государство (шейхство) в Юго-Западной Азии. Важный экспортер нефти, член ОПЕК.

По собственной оценке Кувейта, он обладает крупными запасами нефти - около 102 млрд баррелей, то есть 9% мировых запасов нефти.

Нефть дает Кувейту около 50% ВВП, 95% доходов от экспорта и 95% доходной части государственного бюджета.


6. Норвегия

ВВП на душу населения: $70 590

Норвегия - крупнейший производитель нефти и газа в Северной Европе. Гидроэнергетика покрывает бо́льшую часть потребностей в энергии, что позволяет экспортировать бо́льшую часть нефти.

Нефтяные фонды служат для развития будущих поколений. На территории страны имеются значительные минеральные запасы, большой торговый флот.

Низкая инфляция (3%) и безработица (3%) по сравнению с остальными странами Европы.


5. Ирландия

ВВП на душу населения: $72 630

Экономика Республики Ирландии представляет собой современную, относительно небольшую, зависимую от торговли экономику.

Хотя основным двигателем экономического роста Ирландии остается экспорт, развитию также способствует повышение потребительских расходов и восстановление как строительства, так и деловых инвестиций.


4. Бруней

ВВП на душу населения: $76 740

Бруней - одно из самых богатых и обеспеченных государств мира. За богатство жителей и султана страну называют "исламским Диснейлендом".

Благодаря богатым запасам нефти и газа Бруней занимает одно из первых мест в Азии по уровню жизни.

Основу экономики государства составляет добыча и переработка нефти (свыше 10 млн т в год) и газа (свыше 12 млрд куб. м), экспорт которых дает более 90% валютных поступлений (60% ВНП).


3. Сингапур

ВВП на душу населения: $90 530

Сингапур - высокоразвитая страна с рыночной экономикой и низким налогообложением, в которой важную роль играют транснациональные корпорации.

Сингапур привлекателен для инвесторов из-за низких налоговых ставок.

Всего в Сингапуре 5 налогов, из которых один налог на прибыль, один - налог на заработную плату.

Суммарная ставка налогов 27,1%. Сингапур причисляют к восточноазиатским тиграм за быстрый скачок экономики до уровня развитых стран. В стране развиты производства электроники, судостроение, сектор финансовых услуг. Один из крупнейших производителей CD-приводов. Ведутся масштабные исследования в области биотехнологий.


2. Люксембург

ВВП на душу населения: $109 190

Люксембург - одна из богатейших стран Европы с высочайшим уровнем жизни. В городе Люксембург располагаются многие организации ЕС.

Благодаря выгодным условиям и офшорной зоне в столице размещены около 1 тыс. инвестиционных фондов и более 200 банков - больше, чем в любом другом городе мира.


ВВП на душу населения: $124 930

Катар - одно из богатейших государств мира, по данным МВФ. Эта страна последние несколько лет с большим отрывом лидирует в мире по такому показателю, как ВВП на душу населения.

Катар - 3-й в мире по запасам природного газа, 6-й в мире экспортер природного газа и крупный экспортер нефти и нефтепродуктов (21-е место в мире). Входит в Организацию стран-экспортеров нефти.

Как богатые страны стали богатыми [и почему бедные страны остаются бедными] Райнерт Эрик С.

III. ЭМУЛЯЦИЯ: КАК РАЗБОГАТЕЛИ БОГАТЫЕ СТРАНЫ

Примерно в XIII веке флорентийцы, пизанцы, амальфитяне, венецианцы и генуэзцы изменили политику накопления богатства и власти. Это произошло, когда они заметили, что науки, возделывание земли, применение искусств и промышленности, а также ведение обширной торговли способны, объединившись, обеспечить большое население всем необходимым, поддерживать высокий уровень жизни и накапливать громадные богатства без того, чтобы постоянно присоединять новые и новые земли к своим владениям.

Себастъяно Франчи, миланский реформатор времен Просвещения. 1764

Из книги Руководство богатого папы по инвестированию автора Кийосаки Роберт Тору

Глава 41. ПОЧЕМУ БОГАТЫЕ РАЗОРЯЮТСЯ? Я часто слышу, как люди говорят: "Когда я сделаю много денег, моим финансовым проблемам придет конец". На самом же деле это будет начало новых финансовых проблем. Одна из причин, почему так много людей, разбогатев, внезапно разоряются,

Из книги "Пророчество Богатого Папы" автора Лечтер Шарон Л.

Из книги Покер лжецов автора Льюис Майкл

Из книги Sonin.ru - Уроки экономики автора Сонин Константин Исаакович

СТРАНЫ БОГАТЫЕ И БЕДНЫЕ Урок № 20. Богатство страны определяется экономическими институтами, силой законов и политической подотчетностьюТо, что «земля наша обильна», известно еще из «Повести временных лет». И сейчас, когда Россия располагает огромными запасами

Из книги Мировая экономика: Шпаргалка автора Автор неизвестен

37. Основные типы государств в мировой экономике. Развитые страны с рыночной экономикой. Страны с переходной экономикой В международной практике все страны мира разделяются на три основные группы: развитые страны с рыночной экономикой, страны с переходной экономикой и

Из книги Как богатые страны стали богатыми [и почему бедные страны остаются бедными] автора Райнерт Эрик С.

38. Развивающиеся страны. Наименее развитые страны Развивающиеся страны обычно группируются по регионам с учетом их географического положения. Для целей анализа отдельно выделяются также страны с активным платежным балансом и страны – импортеры капитала. Последние в

Из книги Экономика России на распутье… автора Аганбегян Абел Гезович

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ, и почему бедные страны остаются бедными Поскольку каждый, кто критикует чужие системы, обязан заменить их своей собственной той, которая лучше объясняла бы суть вещей, мы продолжим наши размышления, чтобы исполнить этот

Из книги Ваш сосед - Миллионер автора Данко Уильям Д.

ЭМУЛЯЦИЯ: РОЖДЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ПРИ ГЕНРИХЕ VII, КОРОЛЕ АНГЛИИ (1485 г.) От внимания ранних экономистов не ускользнуло то, что «островки богатства» в Европе часто были расположены именно на островах. Парадоксальным образом получалось, что богатство

Из книги Теория ограничений в действии. Системный подход к повышению эффективности компании автора Шрагенхайм Эли

Три сценария кризиса: развитые страны, развивающиеся страны и страны с переходной экономикой Современный кризис носит глобальный характер, и он поразил все страны, сильно сказавшись на динамике экономики и особенно промышленности, на инфляции, на безработице, на

Из книги Квадрант денежного потока автора Кийосаки Роберт Тору

Богатые аукционисты Наш последний опрос аукционистов показал, что свыше 35% из них - миллионеры, что ненамного превышает процентный показатель семей миллионеров в самых дорогих и престижных городских и загородных районах.Аукционисты постоянно присутствуют в нашем

Из книги Богатый папа, бедный папа автора Кийосаки Роберт Тору

13. Богатые тоже плачут Предлагаю вашему вниманию самую длинную историю во всей этой книге. Процветающая компания столкнулась с трудностями, и, чтобы вникнуть во все подробности, потребуется некоторое время. Президент корпорации приглашает консультанта-психолога,

Из книги Разбогатей! Книга для тех, кто отважился заработать много денег и купить себе Феррари или Ламборгини автора ДеМарко Эм-Джей

Ситуация: богатые тоже плачут На проходной Джейн с улыбкой остановил седой господин: «Вы к нашему президенту? Счастливица! Можно ваши документы?»Джейн нахмурилась: в журнале, лежащем перед охранником, черным по белому значилось «10:00, мисс Джейн Мэнтл, встреча с Р.

Из книги Несправедливое преимущество. Сила финансового образования автора Кийосаки Роберт Тору

Богатые создают деньги В книге «Богатый папа, бедный папа» я писал о том, как богатые создают деньги и часто сами выступают в роли банкиров. Далее приводится простой пример, которому может последовать практически любой человек.Скажем, я нахожу дом, который стоит

Из книги автора

Из книги автора

Вопрос на миллион: «Как вы разбогатели?» Стоит сесть за руль автомобиля, который стоит больше, чем дома большинства людей, и прохожие начнут атаковать тебя вопросом: «Чем вы зарабатываете на жизнь?» Но за этим невинным любопытством скрывается совсем другое: «Как вы

Из книги автора

Богатые не работают ради денег Первый урок богатого папы в книге «Богатый папа, бедный папа» звучит так: «Богатые не работают ради денег».В 1997 году, когда книга увидела свет, это утверждение взбудоражило умы многих людей. Продолжает оно будоражить их и по сей день –

Книга о том, чем плохи современная экономическая теория и основанная на ней политика сильных мира сего, а также о том, почему богатые страны — богаты «Сегодняшнее коллективное понимание мира погрязло в экономических заблуждениях, рожденных холодной войной, когда существовали экономические теории, основанные на иллюзорной системе Давида Рикардо, и каждая рисовала собственную утопию — утопию плановой экономики и утопию свободного рынка». Эта цитата выражает одну из главных идей книги Эрика Райнерта.

Наверное, многие читатели и не вспомнят, кто такой Давид Рикардо. Разве что скажут, что это известный экономист, писавший до Карла Маркса и оказавший на него влияние. Но именно в Рикардо направлена основная часть теоретических стрел Райнерта. Достается также Адаму Смиту, Полу Самуэльсону и Полу Кругману. При этом автор знает, о чем говорит: труды атакуемых он внимательно прочитал. Настолько внимательно, что берется утверждать: «невидимая рука рынка» в самой известной работе Смита «Исследование о природе и причинах богатства народов» упомянута только один раз и не совсем в нынешнем контексте.


Так в чем же виноваты отцы-основатели современной экономической науки? Если кратко, то они, по мнению автора книги, предложили концепцию «сравнительного преимущества» — когда каждый субъект специализируется на том, что у него лучше всего получается, потом на свободном рынке все обмениваются результатами своего труда, и в итоге наступает равновесие. Именно эти идеи — свободного рынка и специализации — предлагают нынешние советники из Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка развивающимся странам.

В реальной жизни, утверждает Райнерт, зажиточные государства богатели совсем по иным схемам. Например, Великобритания начала богатеть еще при Генрихе VII, который, взойдя на трон в 1485 году, ввел налог на вывоз необработанной шерсти, подрывая сырьевую базу флорентийских производителей шерстяной ткани. А их английских конкурентов он освобождал от налогов и давал временную монополию на торговлю в определенных регионах. Англичане следовали примеру голландцев. А вот Испания, в которую во времена Конкисты хлынуло золото, пошла другим путем. В результате и собственную экономику загубила (резко взлетели цены), и богатство удержать не смогла — всё золото ушло в Венецию и Голландию, где как раз была сосредоточена промышленность. Потом английским путем пошли освободившиеся от опеки британской короны Штаты, которым до того не разрешали развивать свое производство. И даже в послевоенной Европе схема была та же.

По Райнерту, стране лучше иметь неэффективную собственную промышленность, чем не иметь никакой. И надо сперва дать ей развиться (прикрыв рынок с помощью тех или иных форм государственного вмешательства), а уж потом начинать свободную торговлю. Ибо именно промышленность создает богатство. Потому что это, как правило, деятельность с возрастающей отдачей или, иначе говоря, с возможностью экономии на масштабах (при увеличении объема производства каждая новая единица продукции обходится дешевле). А вот в сельском хозяйстве или добыче полезных ископаемых — наоборот. При росте спроса, например, на зерно приходится осваивать всё менее плодородные участки.

В послевоенной Европе был поставлен жесткий эксперимент. Тогдашние правители прекрасно понимали значение промышленности и пытались деиндустриализовать Германию (План Моргентау). Даже шахты пытались заливать водой и цементом. А потом поняли, что это может плохо кончиться.
«Существует заблуждение, что новую Германию… можно превратить в сельскую страну. Это невозможно сделать, не уничтожив или не вывезя из нее 25 миллионов жителей», — заявил в 1947-м бывший президент США Генри Гувер. В итоге был запущен План Маршалла, наоборот, поднимавший промышленность послевоенной Европы.

В итоге сегодня, как утверждает Райнерт, богатые страны специализируются на видах деятельности с возрастающей отдачей, а бедные — на деятельности с отдачей убывающей, фактически — на бедности. В этом-то и состоит главная ошибка классических экономистов: они сосредоточились на торговле, на обмене, выпустив из виду производство, качественные отличия видов деятельности и появление инноваций, меняющих экономическую структуру.

При всем при этом автор — вовсе не кабинетный ученый. Он объездил 49 стран, изучая тамошнее экономическое положение — от Перу до Монголии, от Эстонии до Танзании. И, судя по его наблюдениям, везде следование рекомендациям МВФ приводило к плачевным последствиям.
В Монголии, которую Райнерт именует лучшей ученицей Всемирного банка среди бывших коммунистических стран, 90% промышленности было уничтожено всего за два-три года. Выпуск хлеба снизился на 71%, книг и газет — на 79. Росли только производство алкоголя и сбор птичьего пуха. А затем Джеффри Сакс (один из авторов концепции шоковой терапии, некогда советник украинского и российского правительств, с 2000 года — специальный советник Генерального секретаря ООН по борьбе с бедностью) предложил монголам со страниц The Economist специализироваться на производстве компьютерных программ. Выпустив при этом из виду, что за пределами столицы Улан-Батора электричество в стране есть только у четырех процентов домохозяйств.

А первые консультанты из Всемирного банка, прибывшие в Эстонию, советовали ей закрыть свои университеты. «В будущем, — объясняли они, — Эстония будет иметь сравнительное преимущество в таких видах экономической деятельности, для которых университетское образование не потребуется». Эстонцы обиделись: Тартуский университет был основан еще в 1632-м. И хотя эмиссары Всемирного банка с тех пор таких рекомендаций не дают, своих позиций, как доказывает автор книги, принципиально не поменяли.

КАК БОГАТЫЕ СТРАНЫ СТАЛИ БОГАТЫМИ,

и почему бедные страны остаются бедными

Поскольку каждый, кто критикует чужие системы, обязан заменить их своей собственной той, которая лучше объясняла бы суть вещей, мы продолжим наши размышления, чтобы исполнить этот долг.

Джамбаттиста Вико, La Scienza Nuova, 1725 г.


ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда в 1999 году люди впервые вышли на улицы Сиэтла, протестуя против действий Всемирной торговой организации и связанных с ней международных финансовых организаций, и впоследствии, когда эти протесты многократно повторялись в разных местах, демонстранты выступали конкретно против традиционного мышления - той экономической ортодоксии, которая легитимизировала и аналитически обосновала политику и рекомендации этих организаций. Рискуя сделаться посмешищем, последние 20 лет эта теория настаивает на том, что саморегулирующиеся рынки приведут к экономическому росту всех стран, если сократить роль государства до минимума.

Эта ортодоксия распространилась в 1970-е годы с рождением стагфляции, когда кейнсианская экономика и экономика развития стали подвергаться интеллектуальным нападкам. Фискальные кризисы в государствах всеобщего благосостояния, начавшиеся в 1970-х годах, а также последовавший провал экономик центрального планирования послужили молодой ортодоксии дополнительной поддержкой, несмотря на явный провал монетаристических экспериментов в начале 1980-х. Сегодня только крайние фундаменталисты выступают за экономику, либо полностью саморегулирующуюся, либо полностью управляемую государством.

Эта книга рассказывает об основных экономических и технологических силах, которые надо обуздать, чтобы не мешать экономическому развитию. В ходе анализа Райнерт приходит к выводу, что «развитие недоразвитости» является результатом неразвитости и непопулярности таких видов экономической деятельности, для которых характерны возрастающая отдача от масштаба производства и улучшенный кадровый потенциал, а также производственные мощности. Райнерт приводит исторические экономические примеры в новом контексте.

В книге утверждается, что из истории можно почерпнуть важнейшие экономические уроки, если только не искажать исторические факты. Райнерт предполагает, что для сегодняшних бедных стран наибольший экономический интерес представляет история Соединенных Штатов. Год 1776-й был не только годом первого издания «Богатства народов» Адама Смита, но и годом начала первой современной войны за национальное освобождение - войны против британского империализма. «Бостонское чаепитие», в конце концов, было чисто меркантилистской акцией. Экономическим теоретиком американской революции был не кто иной, как знаменитый министр финансов Александр Гамильтон, признанный сегодня пионером явления, которое принято называть «промышленная политика».

Представим себе, на что была бы похожа экономика США, если бы Конфедерация южных штатов победила северных союзников, если бы в конце XIX века не произошло стремительной индустриализации экономики США. Как утверждают кураторы Смитсоновского музея американской истории, США не удалось бы преодолеть технологическую отсталость, которую американские участники продемонстрировали во время Всемирной выставки 1851 года. Соединенные Штаты могли бы не стать мировым экономическим лидером уже в начале XX века.

Райнерт рассказывает, как после Второй мировой войны было решено применить в Германии, развязавшей две мировые войны, план Моргентау, чтобы низвести ее до уровня сельскохозяйственного государства. Напротив, в Западной Европе и Северо-Восточной Азии (СВА) генерал Джордж Маршалл способствовал рождению послевоенного кейнсианского золотого века: его план по ускорению экономического восстановления этих регионов должен был создать cordon sanitaire вокруг молодого советского блока. Помощь, которую Америка оказывала этим странам во время их послевоенного восстановления, была совсем иной, чем та, которую она оказывает бедным странам сегодня; разница состоит не только в объеме помощи, но и в том, что касается финансирования правительственных бюджетов и обеспечения пространства для формирования экономической политики.

Для экономического развития необходимы глубинные, качественные перемены не только экономического, но и общественного строя. Из-за того, что во многих бедных странах понятие экономического развития было сведено к накоплению капитала и перераспределению ресурсов, экономическая отсталость стала постоянной чертой. Эрик Райнерт расширяет наше понимание неравномерного развития, делясь глубокими познаниями в области истории экономической политики; его книга одновременно захватывает и заставляет задуматься.


К. С. Джомо, помощник Генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития, основатель и председатель Международной сети специалистов по экономике развития

БЛАГОДАРНОСТИ

Основные идеи этой книги очень стары, так что прежде всего я обязан многочисленным экономистам, теоретикам практикам, которые на протяжении последних 500 лет успешно создавали богатство, вместо того чтобы его распределять.

Мое знакомство с этими уважаемыми личностями состоялось в 1974–1976 годах. В то время моя жена работала в библиотеке Кресса при Гарвардской школе бизнеса; библиотека специализировалась на авторах-экономистах, живших до 1850 года, и была доступным хранилищем их идей. Мой преподаватель экономической теории в швейцарском университете Санкт-Галлена Вальтер Адольф Йор (1910–1987) был верен некоторым старым экономическим идеям континентальной Европы, а в библиотеке Кресса я познакомился с Фрицем Редлихом (1892–1978), представителем немецкой исторической школы, который ввел меня в мир идей Вернера Зомбарта.

Все оригинальные положения, описанные в этой книге, в зачаточном состоянии содержит моя диссертация, написанная в 1978–1979 годы. Эти идеи были вдохновлены, помимо мыслителей древности, несколькими людьми и организациями: Томом Дэвисом, который преподавал экономическую историю и подал мне идею о важности дифференциации экономической деятельности; Бостонской консультативной группой с ее подходом к измерению человеческого обучения и опыта; Ярославом Ванеком, который дал имя теореме Хекшера - Улина - Ванека о международной торговле и который осознал, насколько в определенных обстоятельствах международная торговля может быть вредна для благосостояния государства. Обстоятельно развенчав традиционную теорию международной торговли, он подтвердил мое всегдашнее к ней интуитивное недоверие. Джон Мюрра из Корнельского университета открыл для меня мир докапиталистических обществ. Классическая экономика развития с кумулятивными каузациями Мюрдаля служила мне необходимым теоретическим фоном.

С тех пор как я вернулся к научным исследованиям в 1991 году, пятеро экономистов и историков экономики из предыдущего поколения щедро одаряли меня советами и поддерживали мое убеждение в том, что многие старые идеи в современном мире скорее немодны, чем неверны; это Мозес Абрамович, Роберт Хайлбронер и Дэвид Лэнде в Соединенных Штатах, а также Кристофер Фримен и Патрик О"Брайен в Великобритании. Им я посвящаю эту книгу. Они поддерживали жизнь в древней традиции реалистичной экономики, которая почти вымерла во время холодной войны, когда схлестнулись две утопии - гармония планирования и автоматическая гармония рынка.

Мнение Карлоты Перес о том, как происходит технологический прогресс, также произвело на меня сильное впечатление; я благодарен ей за готовность быть моим активным теоретическим спаринг-партнером. За эту готовность я также благодарю моих коллег из Таллинского технологического университета Вольфганга Дрекслера и Райнера Каттеля. К 1991 году сформировалась современная эволюционная экономика, и теоретические построения Ричарда Нельсона помогли мне сформировать собственную теорию. В этом мне помогла посткейнсианская экономика Яна Крегеля, институциональная экономика Джеффри Ходжсона, экономика развития К. С. Джомо и движение GLOBELICS, начатое Бенгтом-Оке Лундваллом. Большое спасибо также всем участникам семинаров «Другой канон» в Осло и Венеции, в частности Даниэлю Арчибуджи, Брайену Артуру, Юргену Бакхаусу, Хелен Бэнк, Антонио Барросу де Кастро, Ане Селии Кастро, Ха-Джун Чангу, Марио Чимоли, Дитеру Эрнсту, Питеру Эвансу, Рональду Дору, Вольфгангу Дрекслеру, Яну Фадербергу, Кристоферу Фримену, Эдварду Фулбруку, Джеффри Ходжсону, Али Кадри, Тармо Кальвету, Яну Крегелю, покойному Санджайе Лаллу, Тони Лоусону, Бенгту-Оке Лундваллу, Ларсу Магнуссону, Ларсу Мьесету, Альфреду Новоа, Кейт Нерс, Патрику О’Брайену, Эйупу Озверену, Габриэлю Пальма, Картоле Перес, Козимо Перротте, Анналисе Прими, Сантьяго Роке, Брюсу Скотту, Ричарду Сведбергу, Яшу Тандону (который от крыл для меня африканскую реальность и рассказал об имперском факторе), Мареку Тиитсу и Франческе Виано.