Всеобщее трудоустройство: в Белоруссии отменили «декрет о тунеядцах. В Белоруссии подготовлено повторение «бунта тунеядцев Нет денег на налог



Извещения для уплаты социального сбора были направлены 50 тысячам человек.

В Беларуси в последние недели активизировалось обсуждение темы целесообразности борьбы с тунеядцами. Когда в отношении их вводился налог, государство заявляло, что в стране 400-500 тысяч тунеядцев, но по факту налоговым органам удалось найти только 50 тысяч лиц, которым предписано уплатить специальный сбор.

Сколько в Беларуси на самом деле тунеядцев и стоило ли этих людей вообще облагать налогом?

Полмиллиона тунеядцев: как их считали

К 15 ноября лица, которых государство признало тунеядцами, должны уплатить социальный сбор на финансирование государственных расходов. Налог с тунеядцев, эквивалентный 20 базовым величинам или примерно 200 долларам, взимается в этом году впервые. Его должны уплатить лица, которые не работали в 2015 году более шести месяцев, и поэтому, по мнению властей, не участвовали как налогоплательщики в финансировании госрасходов.

По данным, которые Министерство по налогам и сборам озвучило в конце октября, извещения для уплаты упомянутого социального сбора были направлены 50 тысячам человек.

Стоит отметить, что в 2013-2014 гг., когда активно обсуждалась необходимость введения этого налога, власти неоднократно подчеркивали, что в стране насчитывается почти полмиллиона тунеядцев.

Одним из первых об этом заявил тогдашний премьер-министр Михаил Мясникович, оценивший летом 2013 года количество тунеядцев в 445 тысяч человек. Осенью 2014 года Александр Лукашенко также оценил количество иждивенцев в 400-500 тысяч и потребовал вовлечь их «именем революции в работу».

На официальном уровне численность и структуру трудовых ресурсов в Беларуси оценивает Национальный статистический комитет путем проведения выборочных обследований домашних хозяйств по вопросам занятости. Несмотря на большой интерес к этим данным со стороны исследовательских организаций, они еще ни разу не были опубликованы, хотя такие выборочные обследования проводятся с 2012 года.

В балансах трудовых ресурсов за 2012-2015 гг., с которыми удалось ознакомиться корреспонденту БелаПАН, приводятся данные о структуре трудовых ресурсов Беларуси. Из методики подготовки баланса следует, что количество незанятых граждан в нем оценивается на основе упомянутого выборочного обследования домашних хозяйств.

К слову, именно на данные баланса трудовых ресурсов ссылался в октябре 2014 года Научно-исследовательский экономический институт Министерства экономики, который оценил тогда количество тунеядцев (лиц, не имевших официальных трудовых доходов) в 404,4 тысячи человек.

Баланс трудовых ресурсов за 2015 год, которые подготовил Национальный статистический комитет несколько месяцев назад, также косвенно указывают на то, что в прошлом году в стране насчитывались сотни тысяч потенциальных тунеядцев.

Так, по оценке Национального статистического комитета, помимо безработных, числящихся в службах занятости (41,3 тыс.) еще 202 тысячи являлись «лицами, не имеющими работы, активно ее ищущими и готовые приступить к ней». Почти в 60 тысяч человек статкомитет оценил лиц, которые считают, что у них нет возможности найти работу, а также тех, которые не имеют необходимости или желания работать. Кроме этого, причины незанятости еще 110 тысяч человек не определены.

Как видим, по методологии Белстата в стране насчитываются сотни тысяч лиц, которые не вовлечены в легальную экономику и потенциально могут быть отнесены к тунеядцам. Однако государство сегодня констатирует, что тунеядцев гораздо меньше - Министерство по налогам и сборам сообщило в конце октября, что извещения на уплату социального сбора на финансирование государственных расходов направлены 50 тысячам лиц.

Взимать этот сбор, предупреждали полтора года назад независимые эксперты, будет проблематично, поскольку причины трудовой незанятости разные, и доказать, что человек работать может, но не хочет, крайне сложно. Поэтому кампанию государства по борьбе с тунеядцами наблюдатели изначально сравнивали со «стрельбой в темноте», точность которой всегда невысока.

Так и получилось - вместо изначально заявленных 400-500 тысяч тунеядцев государство смогло найти лишь десятую часть.

О неэффективности борьбы с тунеядцами свидетельствуют и другие данные. За время действия декрета о тунеядцах, который принят в апреле 2015 года и был призван «стимулировать трудоспособных граждан к трудовой деятельности», количество занятых в экономике не только не увеличилось, но и сократилось. Если в начале 2015-го в экономике было занято 4,5 млн человек, то в августе 2016-го (согласно последним опубликованным данным) - менее 4,4 млн.

Налог, который нужно отменять

Гражданская кампания «Говори правду» в октябре этого года запрашивала у Министерства по налогам и сборах информацию о расходах государства на администрирование налога с тунеядцев, однако власти отказались раскрыть эти данные.

Между тем, белорусские экономисты, как и активисты упомянутой гражданской кампании, сомневаются, что специальный сбор в отношении тунеядцев окупает затраты государства по его взиманию.

«Извещения на уплату этого налога направлены 50 тысячам человек, но, вероятно, что заплатят этот сбор далеко не все: в одних случаях окажется, что человек не живет по месту прописки, в других - что у него нет денег, третьи будут его оспаривать. Поэтому с финансовой точки зрения будет много вопросов, насколько этот сбор окупит расходы государства по его взиманию» , - отметила в комментарии для БелаПАН ведущий исследователь Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Екатерина Борнукова.

«Воспитательный эффект от этого сбора не достигнут - занятость в экономике за время действия декрета о тунеядцах сократилась. Поэтому сложно говорить, что меры, принятые в этом направлении, оказались эффективными» , - говорит Екатерина Борнукова.

По мнению эксперта, государство, инициируя борьбу с тунеядством, пыталось таким образом снизить долю теневой экономики.

«Лица, не вовлеченную в легальную экономику, вероятно, занимаются предпринимательской деятельностью, которая может оказаться невыгодной, если ее официально зарегистрировать. Например, приграничная торговля для лиц, которые ею занимаются, вряд ли будет выгодной, если они будут платить все таможенные пошлины и налоги. Поэтому им проще заплатить налог на тунеядство, чем выводить свою деятельность из тени», - считает эксперт BEROC.

Аналогичного мнения придерживается директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.
«Налог с тунеядцев - неправильный инструмент для решения задачи по снижению доли теневой экономики в стране. Если человек зарабатывает в "тени", получает доход, ему выгоднее заплатить раз в год введенный сбор, эквивалентный 200 долларам, чем легализовать свою деятельность» , - считает Александр Чубрик.

По его мнению, взимание специального сбора с так называемых тунеядцев необходимо отменить, поскольку этот налог может обернуться против наиболее уязвимых слоев населения, которые из-за неблагоприятной экономической ситуации в стране попадают под сокращение.

«В 2016 году из-за ухудшения экономической ситуации в стране спрос на рабочую силу снизился. Поэтому люди в нынешних реалиях могут остаться без работы не потому, что они не хотят работать, а из-за изменения ситуации на рынке труда. Сегодня приоритетная для государства задача должна заключаться в создании экономических условий для развития частного бизнеса, возникновения новых рабочих мест, а не в борьбе с тунеядством», - резюмировал Александр Чубрик.

В 2015 году в Белоруссии был введен налог для неработающих граждан, в 2017 году под натиском общественности он был отменен. В России же идеи обложить налогами и страховыми взносами официально неработающих звучат все чаще. Как боролись с «тунеядцами» в СССР и что предлагают российские депутаты – читайте в статье.

История борьбы с тунеядством в России связана в основном с советским периодом. Само по себе слово «тунеядец » возникает еще во времена Российской империи, но не имело за собой никакого состава преступления. Более того, социально значимого контекста понятие тунеядства не имело – это явление не одобрялось, и только.

После прихода к власти большевиков стали зарождаться идеи построения социализма, и для этого требовались ресурсы (как материальные, так и трудовые). Ленин в своих работах отмечал необходимость жестких мер к элементам, признаваемым чуждым пролетарской идее. Такие «элементы» нуждались в перевоспитании. Реализована эта идея была через «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» – живущие на нетрудовые доходы (или пользующиеся наемным трудом) лишались политических прав.

Фактически это означало введение принудительного труда в стране. Только за первые 3 года действия закона были сосланы 37 тысяч человек. Тунеядцем могли признать очень многих – даже тех, кто продавал собственноручно выращенные продукты на рынке. Есть сведения о выселении нетрудоспособных граждан.

Наказание за тунеядство ожидало даже известных деятелей искусств и науки. Среди известных людей, осужденных за тунеядство, есть:

Формально ответственность за тунеядство статьей 209 УК РСФСР предусматривалась в трех формах:

Само понятие общественно полезного труда не предполагало самозанятость в ее современной форме – это был найм в государственное учреждение, предприятие или же обучение в государственном учебном заведении. При этом Конституция СССР допускала индивидуальную трудовую деятельность в некоторых отраслях экономики – это виды деятельности, полностью основанные на личном труде граждан и семей.

Читайте также:

Профсоюзы в России: имитация работы или реальная защита трудовых прав?

Самая активная фаза борьбы с тунеядством началась в 1982 году с приходом на пост Генерального секретаря ЦК Компартии Юрия Андропова. Начались рейды милиции в рабочее время по заведениям сферы услуг. Если выявляли человека, который больше 4 месяцев не имел места работы, ему присваивался статус «без определённого рода занятий», за который можно было получить до 4 лет исправительных работ.

В те времена наказание за тунеядство грозило даже самым известным рок-музыкантам – они вынуждены были устраиваться на самые простые работы («Поколение дворников и сторожей» по мнению Бориса Гребенщикова).

Лишь в апреле 1991 года был принят закон «О занятости населения», которым уголовная ответственность за тунеядство была отменена и признано понятие безработицы.

Белорусский «налог на тунеядство»

Среди всех постсоветских стран опыт введения санкций для неработающих пока отмечен только в Белоруссии. Несмотря на то, что фактически этот налог безработные или не заплатили, или получили деньги обратно, сама идея обложить налогом неработающих вызвала огромный резонанс как в белорусском, так и в российском обществе.

Об инициативе ввести налог с безработных стало известно еще в 2013 году из заявления премьер-министра страны. Непосредственно налог был введен декретом Президента РБ № 3 «О предупреждении социального иждивенчества» 2 апреля 2015 года. Налог начал действовать «задним числом» – начислялся с начала 2015 года.

Суть подписанного декрета заключалась в том, что граждане, не имевшие работы 183 дня или больше в течение года, должны были заплатить налог в сумме 20 базовых величин в год.

В 2015 году базовая величина составляла 180 000 белорусских рублей в год. Итого налог был равен 3,6 миллиона белорусских рублей или по среднему курсу за 2015 год – примерно 13 750 российских рублей.

Минимальная зарплата составляла в 2015 году 2 100 100 белорусских рублей – следовательно, налог составлял примерно 170% от минимальной заработной платы.

От налога освободили:

  • одного из родителей ребенка до 7 лет;
  • предпринимателей, занимающихся ремеслом, творческой деятельностью (обязательно с подтверждающим документом);
  • адвокатов и нотариусов;
  • студентов, пенсионеров, нетрудоспособных, инвалидов, несовершеннолетних;
  • оформленных в качестве безработного.

За неуплату «налога на тунеядство » был предусмотрен штраф в размере 2-4 базовых величин (на российские деньги – 1 375 — 2 750 рублей ).

Принятие Декрета №3 в максимально жесткой форме (как отмечено выше – с минимальным кругом освобожденных от налога) вызвало неожиданный эффект – в местной службе занятости образовались огромные очереди: все пытались оформить статус безработного . Эксперты отметили, что примерно 90% прироста числа безработных за тот период – это желающие избавиться от статуса «тунеядца».

Примерно через полгода стало известно о планах по изменению законодательства в части этого налога. Однако спустя год после вступления в силу Декрета налоговые органы начали рассылку уведомлений. Их получали не только неработающие, но и студенты, военнослужащие-срочники, даже работающим с низкой заработной платой . Это объяснили техническими ошибками, а также временно отменили штрафы за неуплату налога.

В 2017 году в закон внесли первые поправки – увеличили список освобожденных от налога, попавшим в трудную ситуацию разрешили не платить налог (но для этого нужно было идти в местные органы власти и доказывать сложности).

Фактически оплатили налог около 54 тысяч неработающих – примерно 11,5% от запланированного количества.

В первой половине 2017 года начались первые массовые протесты против «налога на тунеядство» – участвовали в них до 10 тысяч человек, а организаторами были оппозиционные политики.

После массовых протестов в нескольких крупных городах страны власти пошли на уступки – отменили необходимость уплаты налога, а уже заплатившим его – вернули уплаченную сумму. Однако о полной отмене налога не говорилось – его дорабатывали и обновляли с учетом полученного опыта.

Читайте также:

Как активировать карту «Красное и белое»

Как результат – 25 января 2018 года Президент РБ Александр Лукашенко подписывает декрет № 1 «О содействии занятости населения». Как следует из названия, цель акта – не борьба с «социальным иждивенчеством», а содействие занятости населения.

Ключевая норма нового декрета – лица, не работающие по найму, не проходящие обучение и не занимающиеся предпринимательством, снова считаются «тунеядцами » (правда, с другой формулировкой).

Такие лица по новому декрету должны будут оплачивать полную стоимость коммунальных услуг. Норма вступает в силу с начала 2019 года (а для оплаты газа и отопления – с 1 октября 2019 года).

Суть данной нормы заключается в том, что жители Белоруссии по состоянию на 2018 год уплачивают лишь около 76% от экономически обоснованных тарифов на услуги ЖКХ (а за отопление – всего 20%). Каждый год в силу сложной экономической ситуации в стране эта цифра будет повышаться и достигнет 100%.

Правительство освобождает от уплаты полной стоимости услуг ЖКХ несколько льготных категорий населения в случае отсутствия работы:

  • которые не могут работать по состоянию здоровья (до оформления инвалидности);
  • которые ухаживают за больными детьми или взрослыми нетрудоспособными лицами;
  • которые не имеют возможности найти работу – живут далеко от населенных пунктов или имеют редкую специальность;
  • которые только недавно уволились с работы или окончили учебное заведение (на поиск работы дается около полугода).

Реакция к новому декрету не такая остро отрицательная, как к налогу на тунеядство, однако вопросов у населения хватает. Например, сложности возникнут у тех, кого не желают принимать на работу (предпенсионный возраст или только окончившие учебные заведения).

Это вынудит людей идти на низкоквалифицированную работу с низкой оплатой, теряя ценный опыт и время.

В целом, подход белорусских властей к проблеме неработающих граждан все еще достаточно радикальный – они платят больше, чем работающие. Однако в этом уже появляется экономический смысл (оплата услуг ЖКХ по реальному тарифу практикуется в большинстве стран мира).

Инициативы для россиян

Идеи ввести обязательные платежи в бюджет для официально неработающих обсуждаются в России последние несколько лет. Так, в 2015 году у Федеральной службы по труду и занятости была идея «социального платежа», который должны оплачивать трудоспособные россияне, официально не работающие и не состоящие на учете как безработные. Аналогичную идею озвучивали и депутаты из Санкт-Петербурга.

Инициативы обосновывались тем, что из-за частичного нахождения рынка труда «в тени» бюджет теряет ежегодно значительные финансовые ресурсы, что отражается на экономическом положении страны.

Следующие инициативы в России озвучивались в 2016 году – Министерство труда и социальной защиты РФ обсуждало введение сбора для трудоспособных лиц, которые официально не работают. Позднее с инициативой ввести административную и даже уголовную ответственность за «тунеядство » выступила член Совета Федерации Надежда Болтенко. Предложенные инициативы не нашли поддержки при дальнейшем обсуждении.

В 2017 году стало известно о продолжении работы над идеей налогообложения официально неработающих. Отмечалось также, что российское Правительство учитывает наработки белорусских властей.

Среди недавних инициатив стоит отметить недавнее предложение депутат Госдумы от «Единой России» Сергея Вострецова обязать неработающих граждан оплачивать социальные взносы. Это обосновывается тем, что такие граждане пользуются всеми государственными, медицинскими и иными услугами, получают льготы и преференции от государства.

Инициатива депутата была воспринята большинством политиков, экспертов и среди граждан негативно.

Власти республики сами раскачивают политическую ситуацию

Сергей Артеменко

Белорусские безработные стали снова получать «письма счастья», из которых следует, что не подтвердившие занятость будут должны уплатить так называемый «налог на тунеядцев». Таким образом, Александр Лукашенко со всей решимостью наступает на грабли 2017 года, когда введение налога вызвало массовые протестные выступления.

Рассылает письма «комиссия по координации работы по содействию занятости населения» - таковая создана в каждом городе. В извещении сказано, что «комиссия не располагает сведениями о Вашей занятости в экономике», а посему гражданам предлагается подтвердить свою занятость. Тем, кто не сможет или не пожелает этого сделать, будут повышены коммунальные платежи - для начала за газ и подогрев воды в пять раз.

Таким образом, наличие в семье безработного ещё сильнее ухудшит материальное положение остальных членов семьи - ведь все будут вынуждены страдать. На сей счёт Совмин Белоруссии 24 апреля принял постановление № 315, согласно которому стоимость коммунальных услуг будет делиться на количество зарегистрированных в жилом помещении граждан и неким образом для «тунеядцев» будет рассчитываться отдельно по повышенным с 2019 года тарифам. Тем самым создана благодатная почва для внутренних конфликтов и анекдотов.

Однако совсем не смешно, если учесть, что по данным министерства антимонопольного регулирования и торговли в 2017 году население оплачивало 69,7% затрат на услуги ЖКХ. Не от хорошей жизни: по самым щадящим подсчётам , за чертой бедности в Белоруссии находится около полумиллиона человек. Выселение обнищавших должников стало обычной практикой, но дело дошло уже до детей из семьи из-за нищеты родителей.

Показатель в $500 средней начисленной (не реальной) зарплаты, который Александр Лукашенко потребовал обеспечить в 2017 году, до сих пор не достигнут. По данным Белстата, во II квартале 2018 года почти половина домохозяйств располагала ежемесячным уровнем среднедушевых располагаемых ресурсов в размере менее 400 белорусских деноминированных рублей (примерно $200), и лишь 10,4% - более 800 бел.руб. (т.е. от $400). Вопреки расхожему мифу, социальное расслоение в белорусском обществе очень даже заметно.

Всех безработных внесут в специальную базу данных неработающих граждан - её уже формируют специальные комиссии с чрезвычайными полномочиями. Логично предположить, что затем эту базу интегрируют с базами «невыездных». То есть безработный не сможет уехать из Белоруссии в поисках лучшей жизни. Он не сможет это сделать даже через российский аэропорт, так как в рамках Союзного государства базы данных «невъездных» и «невыездных» интегрируют.

История вопроса

Александр Лукашенко, подписав в 2015 году печально известный и явно плохо подготовленный декрет №3 «О содействии занятости населения» (более известный как «декрет о тунеядцах»), рассчитывал, что около полумиллиона белорусов станут налогоплательщиками как минимум «налога на тунеядство». Однако документ был настолько плох, что реализация его практически сразу пошла через пень-колоду. В итоге действия декрета было приостановлено, а сам он отправлен на доработку. Возникла пикантная ситуация с уже собранными «налогами на тунеядство».

В начале этого года, 25 января Александр Лукашенко подписал декрет №1 по содействию занятости населения - переработанный вариант подписанного в 2015 году декрета №3 «О содействии занятости населения» (более известного как «декрет о тунеядцах»). Принципиальное отличие между двумя документами: отказ от сбора денег «на участие в финансировании государственных расходов» с трудоспособных неработающих граждан - вместо этого с них требуется оплата полной стоимости услуг госмонополий в сфере ЖКХ — газоснабжения, подогрева воды и отопления. Угрозы оставить «тунеядцев» без бесплатного медобслуживания и прочих госуслуг явно противоречили Конституции и не были реализованы.

Конституция Белоруссии содержит норму, согласно которой труд - это право, а не обязанность. Принуждение к труду запрещено, однако активно используется. Во всех нормальных странах безработным выплачивают адекватное пособие, а не облагают их налогами. В неправовом государстве (как утверждают белорусские юристы и общественные деятели) отстаивать свои права бесполезно.

На соседней с Администрацией президента улице находится Верховный суд, который в народе называют «Вярхоуны цуд» («верховное чудо») - его председатель Валентин Сукало , как и главы других назначенных Александром Лукашенко судебных органов, не усмотрел ничего противозаконного во введении дискриминационных норм в отношении безработных. Не заметил ничего противозаконного и антиконституционного председатель Конституционного суда (также расположенного рядом с Администрацией президента) Пётр Миклашевич .

Спустя месяц, 26 февраля Совмин РБ принял постановление №154 во исполнение президентского «антитунеядского» декрета, зафиксировав, что уровень официальной безработицы не должен превышать 1%. Затем, в апреле было опубликовано правительственное постановление № 239 от 31.03.2018 г. «Об утверждении Положения о порядке отнесения трудоспособных граждан к не занятым в экономике, формирования и ведения базы данных трудоспособных граждан, не занятых в экономике, включая взаимодействие в этих целях государственных органов и организаций».

Первый замминистра труда и социальной защиты Андрей Лобович заявил 6 апреля, что граждане, в том числе работающие за границей, будут обязаны «подтвердить свой статус легально работающих за пределами Белоруссии при обращении в комиссию», призванную следить за плательщиками «антитунеядского» налога. Например, соответствующие документы должны будут подать студенты, обучающиеся в российских вузах, а также постоянно проживающие в Белоруссии граждане России. Чиновник уточнил, что «обжалование решений комиссией по координации работы по содействию занятости населения не предусмотрено». Он также подчеркнул, что цель принятых мер (декрета №1 и постановления №239) - не пополнить бюджет, а помочь гражданам.

Затем, 27 апреля, начальник управления политики занятости Минтруда и соцзащиты республики Олег Токун заявил , что министерство готовит специальные рекомендации для работы комиссий в рамках реализации декрета №1 «О содействии занятости населения», который в СМИ уже получил название «концептуально иной» декрет «о тунеядцах». По его словам, до 1 декабря 2018 года министерство должно сформировать перечень «трудных жизненных ситуаций», который позволит спецкомисссиям включать или не включать граждан в списки «тунеядцев».

К слову, в белорусском законодательстве отсутствуют термины «тунеядство» и «тунеядец». Однако с подачи Лукашенко подзабытый с советских времён термин вошёл в широкий оборот. Российской молодёжи он известен по биографиям Иосифа Бродского , Виктора Цоя и многих других знаменитостей эпохи СССР, вынужденных формально трудоустраиваться по требованиям партийно-советской номенклатуры. Идеализируя белорусские реалии, особо ретивые товарищи в России подталкивают наступить на любимые грабли, прекрасно зная, что детям богатых и влиятельных российских граждан все эти «антитунеядские» изыски - до одного места.

Также весной, 17 мая белорусские «палаточники» - члены Палаты представителей Нацсобрания рассмотрели обновлённый «антитунеядский декрет» и, за исключением обладательниц двух мандатов, проголосовали за документ. Декрет о содействии занятости населения представляла министр труда и соцзащиты Ирина Костевич . Она сообщила, что до 1 декабря 2018 года планируется составить базу формально безработных трудоспособных граждан, чем займутся специально созданные комиссии. Эти комиссии будет действовать параллельно действующей сети государственной службы занятости.

Занятых в белорусской экономике в январе 2018 года, по данным Белстата, насчитывалось 4,3408 млн человек. Министерство труда и социальной защиты отчиталось о численности зарегистрированных безработных на конец января 2018 г.: 23,8 тыс человек или 0,5% от численности рабочей силы. По состоянию на 1 ноября, по данным Минтруда, насчитывалось 14,3 тыс безработных или на 43,6% меньше, чем год назад.

Казалось бы, зачем тратить столько сил и средств при столь мизерном количестве безработных. Фокус в том, что повод для беспокойства есть: «официальных безработных» намного меньше, чем фактически безработных. Официальный данные по безработице, младенческой смертности и прочая красивая цифирь идёт в ООН и потом со ссылкой на эту международную организацию используется пропагандистами, в том числе окучивающими российские телеканалы.

Реальная безработица в Белоруссии вычисляется очень сложно, хотя спецслужбы располагают такой информацией. Периодически чиновники озвучивали разные цифры - и четверть миллиона , и около полумиллиона нетрудоустроенных, а следовательно - недообложенных налогами, идущими на содержание «слуг народа» и их дворцов. В белорусской прессе фигурировала цифра 240,5 тыс безработных - её высчитали по данным III квартала 2018 года с использованием методологии Международной организации труда.

В феврале представитель Минтруда и соцзащиты республики Олег Токун, выступая в эфире государственного радио, заявил, что министерству по данным за 2016 год не известно о трудоустройстве 250 тыс граждан, лишь часть из которых может оказаться трудовыми мигрантами. Однако извещений гражданам с предписанием уплатить «налог на тунеядство» было отправлено около 470 тыс - с почти двойным запасом. И многие, испугавшись репрессий, уплатили . Интересно и другое: данные белорусского Минтруда за позапрошлый год и данные МОТ в конце года удивительным образом совпали. Не удивительно, что власти предприняли очередную попытку решить хроническую проблему пополнения госбюджета перед очередными непростыми временами.

«У нас начинается политическая "вакханалия", которая продлится минимум полтора года. И выборы парламента, и президента. Они никогда не добавляли стабильности и спокойствия в нашем обществе. Нам надо в свойственной манере пройти этот этап, не сбросив обороты. Народ нам это не простит. Политическая кампания - это экзамен. Поэтому нам придется сдавать и один, и второй экзамен, и отчитываться перед народом. Наши люди умеют спрашивать», - предупредил он товарищей 13 ноября.

На предвыборные пряники нужны деньги. Не удастся стрясти с «тунеядцев» - можно занять у России. Не получится много занять - можно сделать широкий жест и отменить что-нибудь непопулярное - «налог на автовладельцев» или «налог на тунеядцев». В крайнем случае можно что-нибудь совсем уж глупое ввести и тут же отметить, подвергнув жесточайшей публичной порке бояр-самоуправцев. Или террористов изловить.

Мигрировать нельзя остаться

На неуклонный рост трудовой миграции из Белоруссии с 2011 года обратили внимание в Институте демографии НИУ ВШЭ авторы исследования «Миграция в России. Предварительные итоги 2017 года». Согласно выводам, в 2017 году по сравнению с предыдущим миграционный прирост населения России увеличился в обмене с Белоруссией в 4,5 раза. Тенденция была ясна давно, однако власти Белоруссии пытались её скрывать за скромными показателями официальной статистики Департамента по миграции МВД, тогда как львиная доля белорусов трудоустраивалась за рубежом без излишнего привлечения к себе внимания. Согласно тому же источнику, почти ¾ белорусов мигрировали на заработки в Россию.

«А на отдельных предприятиях зарплата выплачивается еще и с задержками. Ту мизерную заработную плату, которую вы начисляете, не можете выплатить людям. И как в таком случае людям жить? Естественно, вы теряете население , люди уезжают», - корил Лукашенко чиновников 14 августа.

Основная причина бегства белорусов за границу - отвратительное качество государственного менеджмента. Ненамного выше качество управления организациями, подчинёнными министерствам и госконцернам, а это почти половина чистых активов белорусской экономики с примерно 25% совокупной выручки от общереспубликанской. При отсутствии собственно белорусского пряника и сокращении «поддержки» России остаётся только кнут и нагнетание различных фобий - вплоть до повторения новой мировой войны, как недавно стращала Белтелерадиокомпания.

Лукашенко стращал молодёжь тяготами и лишениями на чужбине, обещал удвоить зарплаты учителям и поднять зарплаты медикам, и даже предпринял шаги в этом направлении, однако «народец» упорно вострил лыжи в Россию и Евросоюз. Недавно неонацистская «Белгазета» процитировала весьма симптоматичный глас вопиющего на Форуме регионального развития Могилёвской области председателя Республиканской конфедерации предпринимательства, обозначившего задачу увеличить среднюю зарплату «до 1200-1500-2000 рублей».

«Иначе от нас сбежит два миллиона молодых людей. Не может быть заработная плата в Беларуси ниже той, что в соседних странах», - заявил Владимир Карягин .

Бессмысленный и «жэстачайшы»

Годом ранее рассерженные такой гиперопекой белорусы вышли на «марши нетунеядцев», не на шутку напугав местные власти. Прошли массовые задержания (в том числе излюбленные операми «превентивные »). На улицы была выкачена техника, демонстративно выставлены водомёты и автозаки, выведен спецназ. Лживое государственное телевидение крутило фейковые сюжеты о заговорах и едва ли не террористической войне против «молодого белорусского государства» («тысячелетие государственности» которого так и не отпраздновали). В итоге Лукашенко был вынужден приостановить действие своего декрета, отправив его на переработку.

«Жэстачайшыя» меры по борьбе с «тунеядством» ушли на второй план. Наличие себя как силы, с которой граждане несчастной Белоруссии вынуждены были считаться, «слуги народа» стали являть в других репрессивных акциях. Например, приговорили к пяти годам по «делу регнумовцев » троих белорусских публицистов, критиковавших политику властей, и тут же их выпустили. Взялись за беспроигрышный вариант борьбы с пьянством и алкоголизмом, ввели и тут же отменили ограничения на продажу алкоголя.

Усилили цензуру в СМИ через переработку соответствующего закона и учреждение псевдоэкспертной синекуры при Мининформе. Почти еженедельно повышают цены на бензин и массово взымают налог с давно проданных домов, манипулируя формулировками регистрации недвижимости в БТИ. Много было разных инициатив, в том числе карикатурных и отдававших откровенным ретроградством. До налога на воздух пока дело не дошло, а так бы жизнь совсем стала сказочной - из сказки про Чиполино. Наигравшись с новыми игрушками, друзья народа вернулись к старому доброму «тунеядству».

«400 тыс должны быть вовлечены именем революции в работу!», - призывал Лукашенко в октябре 2014-го. Прошло четыре года, воз и ныне там. За это время численность занятых в экономике сократилась почти на 3%.

Самое смешное во всей этой ситуации то, что Лукашенко заявляет о построении в Белоруссии «социально ориентированного государства» и каждый год 7 ноября поздравляет белорусов с Днём ВОСР. Не прошло и месяца с очередного поздравления, как бывший коммунист в очередной раз продемонстрировал «верность идеалам Великого Октября».

Впрочем, Лукашенко не единственный такой бывший. Ему явно не хватает глубины и безбашенности своего учителя - бывшего лидера ЦК Компартии Туркменской ССР Сапармурата «Туркменбаши» Ниязова , просто однажды взявшего и отменившего пенсии. Пенсионеров-то в Белоруссии больше, не стоило бы мелочиться.

Согласно новому документу, местным органам власти отведена роль людей, близких к населению и ответственных за реализацию декрета.

Официальный телеканал АТН уже

назвал декрет «матрицей нового социального договора между государством и гражданами»

Беларусь, возможно и не осознавая этого, признала, что государство эксплуатирует население. Поскольку понятие социального договора подразумевает соглашение, которое достигается гражданами по вопросам правил и принципов госуправления с соответствующим правовым оформлением.

В данном случае новый декрет показывает, что государство фактически царь и бог

Но в декрете пока нет главного определения, кто же, собственно, является «незанятым в экономике», а также «порядка отнесения трудоспособных граждан» к этой категории лиц.

В обновленном декрете появилось новое, весьма любопытное понятие — «ресоциализация лиц, ведущих асоциальный образ жизни».

Ресоциализацию предполагается проводить в лечебно-трудовых профилакториях (ЛТП)

Декрет №1 легализует деятельность этих уже существующих комиссий и расширяет их полномочия, позволяя принимать решения о помещении в ЛТП «асоциальных» лиц.

Более того,

так как правовая база отсутствует, решения будут приниматься по собственному усмотрению чиновников

В настоящее время помимо поиска работы для желающих её найти, комиссии составляют списки лиц, не желающих трудоустраиваться официально — потенциальных кандидатов на «ресоциализацию».

При таком подходе будет очень легко признать гражданского активиста, неудобного властям, лицом с асоциальным образом жизни и отправить без суда в ЛТП.

Приняв такой декрет, белорусские

власти создали механизм внесудебного лишения свободы, причем с подстраховкой на случай скандала

Ответственность же легко свалить на местных чиновников.

«Раньше в ЛТП отправлялись только лица, страдающие хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, и только с санкции суда. И ещё тех, кто не возмещал расходы на содержание государством детей, если они несколько раз в году привлекались к административной ответственности.

Что теперь?

Если буквально понимать декрет, то в ЛТП сроком до 12 месяцев можно будет отправить любого тунеядца… Без предупреждения и привлечения к административной ответственности»,

– пояснил ситуацию юрист Александр Жук.

Вместо ежегодного «сбора на финансирование госрасходов», прозванного в народе «налогом на тунеядство», декрет ввёл «оплату субсидируемых государством услуг по их полной стоимости».

Это коснется с 1 января 2019 года всех трудоспособных граждан, не работающих официально, то есть не платящих подоходный налог.

По мнению экспертов, весь декрет № 1 носит крайне неконкретный характер

«Здесь нет ни одной нормы прямого действия. Как он будет действовать реально, совершенно непонятно. До такой степени неконкретного нормативно-правового акта я еще не видел», – заявил председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин.

А Валерий Карбалевич, политолог и эксперт аналитического центра «Стратегия», полагает, что

«в новом декрете заложены мины», которые при внедрении закона приведут к серьезным последствиям

Оба аналитика считают, что власти не хватило политической воли признать неудачным предыдущий декрет №3, новый же № 1 был разработан исключительно с целью сохранить лицо.

Напомним, что декрет № 3 появился на фоне экономического кризиса, когда власти думали, как пополнить бюджет, а граждане – как выжить в условиях массовых сокращений и повышения пенсионного возраста.

В результате, когда в декабре 2016 года «тунеядцы» стали получать уведомления от налоговой, многие не смогли заплатить требуемой суммы.

Хотя неплательщикам грозили штрафы и арест до 15 суток с привлечением к общественным работам, из 470 тысяч человек, получивших извещения,

«тунеядский» налог заплатили лишь 44,5 тысячи – меньше 10% от общего числа попавших под действие закона

Вместо планируемых $100 млн это принесло в бюджет порядка $7,14 млн– сумму в масштабах государства более чем скромную.

Кроме того, выяснилось, что система учета, выявляющая «тунеядцев», работает плохо. Как, впрочем, и государственная система трудоустройства, а также тот факт, что в небольших городах работы попросту нет.

Поразительно, но декрет №3 не предусматривал, отчего

в «тунеядцы» записывали больных, ухаживавших за ними родственников, демобилизованных солдат и выпускников вузов

В обществе нарастало недовольство. Формулировка «социальное иждивенчество» многими была воспринята как оскорбление. Людей возмущало и то, что государство отбирает у безработных последние деньги, вместо того чтобы оказать им помощь.

Охота на «тунеядцев» в ряде случаев привела к самоубийствам безработных,

а уличные протесты достигли масштабов, каких Беларусь не знала с середины 90-х годов.

В конце концов, власти пошли на попятный. Правда, приостановив действие декрета №3, Лукашенко заявил, что он будет не отменен, а «значительно доработан». Доработанный вариант в виде №1 и был представлен в конце января 2018 года.

: налог на тень (Венеция), налог на татуировки и пирсинг (Арканзас, США) или налог на телевизоры (Германия). Несмотря на откровенную нелепость, эти налоги существуют в странах т.н. «первого мира» с относительно устойчивым уровнем благосостояния и распространяются далеко не на все категории населения, ведь не каждый житель Арканзаса носит татуировки и пирсинг, или далеко не каждый венецианец является владельцем кафе или магазина, которые облагаются налогом на тень. Но жителям географического центра Европы повезло немного меньше.

Декрет №3. Налог на «тунеядство».

2 апреля 2015 года президент Беларуси подписал декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества», получивший в народе названия «декрета о тунеядцах». Данный правовой акт издан в целях стимулирования трудоспособных граждан к трудовой деятельности и обеспечения исполнения ими конституционной обязанности по участию в финансировании государственных расходов - сообщает текст законодательного акта . От уплаты «налога на тунеядство» освобождены пенсионеры, недееспособные граждане, лица, не достигшие 18 лет, инвалиды. Сбор взимается с граждан РБ, а также лиц без гражданства и иностранных граждан, постоянно проживающих на территории РБ, которые «не участвовали в финансировании государственных расходов» (т.е. не работали) , либо делали это менее 183 дней. Размер сбора составляет 20 базовых величин за налоговый период (за календарный год), то есть приблизительно 236 USD по курсу на январь 2017 года. Неуплата или неполная уплата ведут к штрафу от 2 до 4 базовых величин, либо административному аресту с привлечением к общественно полезной работе. Arbeit macht frei!!! Примечательно, что труд такого задержанного за неуплату налога в период административного ареста, учитывая средства, которые государство тратит на содержание, обесценивается вдвое . К январю 2017 налоговая насчитала приблизительно 400 тысяч «тунеядцев», что не так уж мало для страны с населением приблизительно в 9,5 миллионов человек. В то время как некоторые развитые капиталистические страны собираются ввести «безусловный базовый доход», который по своей сути не приводит к решению проблемы, а только помогает сгладить капиталистические противоречия, но на его фоне взимание налога с безработных выглядит поистине средневековым мракобесием.

Участие в финансировании госрасходов и НДС

Чем обусловлена актуальность поставленной проблемы? Ведь казалось бы, декрет №3 принят уже почти два года назад и, по мнению некоторых, выражает советский принцип «кто не работает, тот не ест». Начнём с того, что 56 статья Конституции РБ, на которую косвенно дана ссылка в Декрете №3, действительно обязывает граждан участвовать в финансировании государственных расходов, но фактически граждане и без того участвуют в финансировании госрасходов путём уплаты НДС и других скрытых налогов.

Статья 56. Граждане Республики Беларусь обязаны принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей.

“Так называемые тунеядцы платят почти столько же налогов, сколько работающий человек, потому что платит прямые налоги - это акцизы, НДС, импортные пошлины. Они составляют в бюджете страны около 2/3 суммы всех налогов,” – комментирует ситуацию белорусский экономист Леонид Злотников.

Сам декрет, принятый почти два года назад, фактически вступил в силу сравнительно недавно. С ноября 2016 по январь 2017 количество «тунеядцев», обнаруженных Министерством по налогам и сборам увеличилось почти в 8 раз. До ноября в него вносились некоторые коррективы, а так же шло составление базы данных граждан, якобы не участвующих в финансировании государственных расходов. Сразу же после развёртывания полномасштабной кампании по предупреждению социального иждивенчества, в городе Рогачёве произошло самоубийство уже ставшее резонансным, причиной которому послужило так называемое «письмо счастья» (так в народе прозвали уведомление о необходимости уплатить налог). Женщина, лишившаяся работы, просто-напросто была не в состоянии уплатить сбор… и повесилась *. А тем временем Дмитрий Медведев Александр Лукашенко, заявляет о том, что денег нет, но вы держитесь всё стерпите и, по некоторым данным, достраивает себе 17-ую резиденцию. И этот трагический случай не единственный в своём роде, 3 октября 60-летний Айвар Яскевич заплатил 360 деноминированных белорусских рублей налога за «тунеядство», а 6 декабря выбросился с 5 этажа своей квартиры в Осиповичах. На столе оставил записку и квитанцию об уплате «налога на тунеядцев». Там было написано : «Я никогда не был дармоедом, насильником, грабителем, я всю жизнь честно работал».

* Следственный комитет РБ опровергает эту информацию и причиной самоубийства называет «депрессивной состояние». О том, как капитализм связан с депрессией можете почитать на ВБ .

«Кто не работает, тот не ест». Капитализм и безработица

Что касается тех, кто безоговорочно одобряет подобные меры и вспоминает старое-доброе «кто не работает, тот не ест», то стоит осознавать, что Беларусь - страна с рыночной экономикой, а рыночная экономика была, есть и будет оставаться спутницей безработицы. Так, в экономике существует понятие «естественный уровень безработицы», и в Беларуси он составляет 6% при общем количестве экономически активного населения 4 491,7 тыс. человек, то есть почти четыре с половиной миллиона . Стоит также отметить, что процент «естественного уровня безработицы» всегда даётся либеральными (коих сейчас большинство) экономистами, можно сказать, в идеале: это тот уровень естественной безработицы, который должен быть, а не тот, который есть на самом деле. И разумеется, в условиях экономических кризисов этот процент неизбежно превышается по естественным экономическим причинам, т.е. из-за самого кризиса. Таким образом, даже при условии идеального функционирования рыночной экономики, всегда найдётся определённое количество граждан, которое будет не в состоянии найти работу и оплатить налог “на тунеядство”.

Мировая практика**

В Болгарии ещё со времён Народной Республики в уголовном кодексе сохранилась статья, которую условно можно назвать «за тунеядство». Реальных тюремных сроков за неё уже давно никому не даёт. Болгарские правоохранители применяют её для борьбы с проституцией и, как правило, дело обходится незначительными штрафами . В других странах, где процент безработных достаточно велик, такие налоги отсутствуют, хотя в Италии нетрудоустроенных приблизительно 40% . В немецком языке словосочетание "отказывающийся от работы" появилось в эпоху Третьего рейха. Это обозначение использовалось как клеймо для несогласных с режимом. Нацистские власти использовали штрафы за "отказ от работы" для преследования своих политических противников. После войны в ФРГ отказались от ограничений подобного рода. Статья 2, параграф 1 Конституции ФРГ неукоснительно соблюдаются также и в том, что касается права человека работать или сидеть сложа руки. Отсутствует подобная мера и во Франции, где безработных по официальной статистике 3,5 миллиона. В Финляндии и вовсе выгодно быть безработным. По данным в газеты "Хельсингин саномат", в среднем Финляндия тратит на содержание одного безработного 21 тысячу евро в месяц. В эту сумму входит как само пособие неработающему финну, так и различные услуги , оказываемые государством.

**По материалам .

Усиление эксплуатации

Очевидно, что налог на безработицу в Беларуси имеет две цели:

  1. Усиление эксплуатации, а как следствие - увеличение прибылей государственной (и не только государственной) буржуазии.
  2. Сохранение огромного бюрократического аппарата.

Другие логичные объяснения дать этому сложно. Фактически Декрет №3 отменяет право на восьмичасовой рабочий день, ведь для того, чтобы “вписаться в рынок” и выдержать конкуренцию, работнику придётся соглашаться на самые рабские условия эксплуатации, которые только возможны. Министерство по налогам и сборам даже не пытается это скрывать : «Конкуренция выросла, люди стали держаться за рабочие места». Условная «либерализация» политической жизни в Беларуси компенсируется авторитарными экономическими мерами. В некоторых регионах сознательными гражданами уже начался сбор подписей за отмену Декрета №3. Однако чартизм и ему подобные движения показали свою несостоятельность ещё в XIX веке. Даже при условии успешной борьбы посредством сбора подписей и отмены Декрета, естественный кризис капиталистической экономики никуда не денется, и вместо открытого принуждения к труду мы получим повседневное увеличение цен, тарифов, падение заработной платы, что по сути тоже есть принуждение к труду. Выходом являются не реформы, а полная замена существующей системы, где явное и неявное принуждение к труду исчезнет вместе такими понятиями, как безработица и эксплуатация.