Становление нового хозяйственного механизма презентация. Open Library - открытая библиотека учебной информации. Планирование, программирование и прогнозирование

Формирование экономики власти. В годы первых пятилеток в СССР завершается становление нового хозяйственного механизма. Замена рыночной конкуренции системой административных рычагов происходит в несколько этапов путем «проб и ошибок», многочисленных реорганизаций. До 1930 г. в СССР еще выдвигались и обсуждались различные пути дальнейшего экономического развития и, следовательно, теоретически был возможен выбор из ряда альтернатив. Но от пятилетки к пятилетке тенденция к созданию экономики власти, формированию замкнутого самообеспечивающегося экономического комплекса становится все неодолимей.

Выполнение задач первого пятилетнего плана сопровождалось значительными трудностями – план промышленности в 1929 г. не был выполнен, строительство многочисленных объектов затягивалось, вкладываемые в них средства не давали отдачи, так как масштаб инвестиций не соответствовал ни возможностям строительных организаций, ни состоянию транспорта и энергетики. В этих условиях, чтобы решить проблему накоплений, власть была вынуждена широко использовать даже те меры, которые ранее категорически отвергались, – прежде всего обратиться к помощи денежного станка. Если денежная эмиссия в 1928 г. была незначительной, то в 1929 г. рост денежной массы составил уже 800 млн руб., в 1930 и 1931 гг. примерно по 1,5 млрд руб, в 1932 г. – 2,7 млрд руб. Вслед за эмиссией растут цены свободного рынка. В том же 1932 г. их уровень в 8 раз превышает уровень 1928 г. Не обеспеченный товарами рост денежной массы уменьшается лишь к середине 30-х гг. Важным источником дополнительных ресурсов становятся принудительные «займы индустриализации», резко расширяется продажа водки. «Надо отбросить ложный стыд, – советовал осенью 1930 г. Сталин Молотову, – и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки».

Извлекая уроки из провалов «большого скачка», власть в 1929–1932 гг. осуществляет кредитную, налоговую и тарифную реформы, которые в конечном итоге серьезно ограничивают сферу товарно-денежных отношений. Формально экономические реформы, начатые постановлением ВКП(б) и СНК от 5 сентября 1929 г. «О мерах по упорядочиванию управления производством и установлению единоначалия», были направлены на углубление экономических методов управления, на охват хозрасчетными отношениями различных уровней хозяйствования: объединений – предприятий – цехов – участков – бригад. В соответствии с их замыслом основным производственным звеном становится предприятие (при нэпе им был трест). Внедряя хозрасчет, власть рассчитывала убить двух зайцев: снизить себестоимость производимой продукции и тем самым решить проблему накоплений в промышленности и одновременно любой ценой выполнить плановые задания.

На практике реформы начала 30-х гг. приводят к противоположным результатам: ограничению экономических стимулов деятельности предприятий и усилению административно-принудительных мер. Вследствие общей ориентации экономики на приоритетное развитие тяжелой индустрии за счет накоплений в самой промышленности и ограничения потребления населения происходит возврат «главкизма». Число промышленных наркоматов и главков увеличивается, они сосредоточивают в своих руках все оперативное руководство предприятиями. Одновременно все более формальным становится хозрасчет: практически вся прибыль предприятий отчисляется в госбюджет, а лишь потом средства из бюджета централизованно выделяются предприятиям. При этом суммы, вносимые в бюджет, и выплаты из него никак между собой не связаны. В начале 30-х гг. кредит предприятиям заменяется централизованным финансированием. Еще раньше самостоятельные банки были подчинены Наркомату финансов, тем самым они перестали быть собственно кредитными учреждениями. С ликвидацией коммерческих банков кредитная система в СССР окончательно перестает быть рыночной. Немногочисленные частные предприятия остаются фактически без кредитования и перестают быть конкурентоспособными.

Летом 1931 г. Сталин, чтобы решить нараставшую проблему текучести кадров и закрепить рабочих на предприятиях, призвал покончить с уравниловкой в заработной плате. Начавшаяся вслед за этим тарифная реформа была призвана усилить материальную заинтересованность работников тяжелой промышленности в повышении производительности труда и снижении производственных затрат и вывести, по сравнению со временем нэпа, на первые места по уровню зарплаты металлургию, машиностроение и другие отрасли тяжелой промышленности (до этого приоритет в росте заработной платы отдавался текстильной, швейной и иным отраслям группы «Б», что, естественно, противоречило целям ускоренной индустриализации). В результате заработная плата в тяжелой, а затем и в оборонной промышленности резко возрастает. Вводится новая тарифная сетка. Одновременно основные категории рабочих переводятся на индивидуальную и прогрессивную сдельщину. В итоге квалифицированные рабочие стали получать больше неквалифицированных в 4–8 раз. Еще сильнее выросла зарплата аппарата управления. Что же касается неприоритетных отраслей, таких как легкая промышленность, торговля, сфера обслуживания, то здесь низкие заработки были надолго заморожены. Стремительное увеличение фонда заработной платы в отраслях, не создающих потребительские товары, отрыв оплаты труда от его количества и качества усиливают товарный голод и порождают огромную инфляционную волну. В свою очередь острейший дефицит потребительских товаров, карточная система, действовавшая до 1935 г., серьезно ослабляют роль зарплаты как важнейшего стимула роста производительности труда. Не случайно для создания социальных гарантий рабочему классу власть все чаще применяет административные методы регулирования оплаты труда.

В начале 30-х гг. практически полностью вытесняется из различных секторов экономики частный капитал. В 1933 г. доля частных предприятий в промышленности сокращается до 0,5 %, в сельском хозяйстве – до 20 %, а в розничной торговле их не остается вовсе. К этому времени ликвидируются и иностранные концессии. По мере свертывания рынка обнажаются слабые стороны государственного социализма, и прежде всего отсутствие личностных стимулов к труду. Заработная плата в силу ее жесткого декретирования государством, а также процент, прибыль, земельная рента перестают выполнять роль стимулов эффективного распределения ресурсов.

В поисках адекватной замены рыночных инструментов административными власть придает огромное значение идеологической обработке граждан, формированию патриотического энтузиазма. В результате важнейшим элементом новой системы хозяйствования в годы первых пятилеток становится высокая трудовая активность работников. В первой пятилетке она выражалась во встречном планировании, социалистическом соревновании, в виде движения ударных бригад. «Все стерпим, если так нужно будет. Назад у нас дороги нету, только вперед», – заверяли донецкие шахтеры в мае 1929 г. председателя ВСНХ В. В. Куйбышева.

Во многом благодаря самоотверженному труду миллионов энтузиастов («максимально героических человеков», как их назвал писатель А. Платонов, которые «творят сооружение социализма в скудной стране, беря первичное вещество для него из своего тела») в годы первой пятилетки было введено в строй 1500 новых промышленных предприятий, появилась на востоке страны новая угольно-металлургическая база – Урало-Кузбасс, тракторные и автомобильные заводы. Вместе с тем первый пятилетний план был сорван. Вопреки официальной версии, он был перевыполнен только по капитальным вложениям и по производству продукции тяжелой промышленности (причем в условных валовых единицах). Запланированных накоплений в промышленности также не удалось достичь, поскольку промышленный рост обеспечивался главным образом за счет увеличения численности работающих и при опережающем росте зарплаты. Уже к концу первой пятилетки происходит резкий спад темпов роста в тяжелой промышленности: с 23,7 % в 1928 г. до 5,5 % в 1933 г.

По официальным данным, национальный доход за 1929–1933 гг. вырос лишь на 59 % вместо 103 % по плану, продукция промышленности – на 102 % вместо 130 %, а продукция сельского хозяйства даже сократилась на 14 % вместо запланированного роста на 55 %. Почти в два раза меньше, чем планировалось, было произведено стали, нефти, электроэнергии, бумаги. К примеру, вместо 60 доменных печей в строй введено 32. Программа строительства новых транспортный путей также была реализована только на треть.

Практика хозяйствования, сложившаяся в годы первой пятилетки, в целом, несмотря на ее фактический провал, была закреплена во втором пятилетнем плане (1933–1937 гг.). Он по-прежнему ориентировал экономику на количественный рост.

Его главная черта – снижение темпов индустриализации. На январском Пленуме 1933 г. Сталин, лукаво утверждая, что теперь нет необходимости «подхлестывать и подгонять страну», предложил снизить темпы промышленного строительства. С учетом провалов в новом плане темпы прироста снижались до 16,5 % против 30 % в первой пятилетке. Планом также предусматривались более высокие среднегодовые темпы прироста производства предметов потребления по сравнению с приростом производства средств производства. С этой целью капиталовложения в легкую промышленность увеличивались в несколько раз.

Главной задачей новой пятилетки ставилось завершение технической реконструкции народного хозяйства. По этой причине упор делался на освоение ранее построенных предприятий.

В эти годы экономические трудности заставляют государственную власть более шире использовать экономические методы хозяйствования, товарно-денежные отношения. Однако в конечном итоге верх берет тенденция к максимальной централизации и укреплению планово-распределительного механизма управления: в условиях формирующейся командной экономики хозрасчет не мог не быть формальным. Во имя «планомерности» происходит последовательное уничтожение рынка. Несмотря на то что уже в годы первой пятилетки обнаружились многие отрицательные стороны планирования как важнейшего элемента нового хозяйственного механизма (планирование от достигнутого, выполнение плана любой ценой, погоня за «валом», низкое качество продукции и т. п.), ставшие со временем хроническими, второй пятилетний план является важнейшей вехой на пути всеобщего государственного планирования. Возведение административного принуждения в систему способствует «плановому фетишизму», его гипертрофии, превращению плана в универсальное средство разрешения всех политических и экономических проблем в стране. Планом становится не только пятилетка, но и те задания, которые получало на протяжении года каждое предприятие. Начиная с 1931 г. все и вся определяющий центр материализирует свою политическую волю в виде годовых народнохозяйственных планов, обязательных для выполнения всеми отраслями и регионами страны. В Госплане сосредоточивается разработка структурной политики и ее инвестиционное обеспечение через распределение государственных вложений. Уже в годы второй пятилетки планирование становится тотальным – от Госплана до отдельного рабочего. Предприятиям дают не только основные производственные задания, но и мероприятия по освоению оборудования, использованию резервов и т. п. Параллельно проходит неуклонное расширение объектов планирования. Если в 1929 г. предприятиям планировался лишь фонд зарплаты, то с 1932 г. планируется средняя зарплата, а с 1934 г. – штаты. В эти же годы в сферу планирования усиленно вовлекается и сельское хозяйство. Вначале, с весны 1930 г., государственные посевные планы включали в себя задания на время посевной кампании, спустя десятилетие план сельскохозяйственных работ охватывал все основные агротехнические мероприятия. При этом планирование велось от достигнутого, планы утверждались с большим опозданием. В канун войны объектом плановой работы становится научная деятельность: в 1941 г. впервые был составлен подробный план ускорения технического прогресса в ведущих отраслях промышленности.

Сбои в хозяйственном механизме, ставшие с расширением масштабов планирования обычным явлением, власть не без успеха гасит новой мобилизацией рабочего класса на ударный труд. Не оправдавший себя лозунг «Техника решает все!» в годы второй пятилетки заменяется новым – «Кадры решают все!». В последние месяцы 1935 г. вслед за рекордом забойщика шахты «Центральная-Ирмино» А. Стаханова, давшим 1 сентября за 6-часовую смену десятую часть суточной добычи угля всей шахты, по всей стране с одобрения ЦК ВКП(б) развернулось стахановское движение. Через несколько месяцев на каждом предприятии был свой стахановец. Самой высокой в мире производительности труда на фрезерных станках добился рабочий Московского станкостроительного завода И. Гудов, перевыполнивший норму в 14 раз. Ткачихи Вичугской текстильной фабрики в Ивановской области первыми в мире перешли на обслуживание ста станков. Размах стахановского движения во многом был связан с мощным материальным стимулированием: стахановцам в первую очередь выделяли квартиры, платили им на порядок выше, чем другим рабочим. Важное значение среди мотивов высокопроизводительного труда имел патриотизм, стремление доказать, что советские рабочие ни в чем не уступают иностранцам. Благодаря стахановским рекордам власть уже в первом полугодии 1936 г. повышает нормы выработки на 13–47 %, затем в отдельных отраслях они еще повышаются на 13–18 %.

В годы второй пятилетки усиливается и процесс жесткого администрирования. При создании хозрасчетных бригад все чаще нарушается принцип добровольности. Лица, уволенные за нарушение трудовой дисциплины, выселялись из ведомственных жилых домов без предоставления иной жилой площади. Этот метод часто применялся и в отношении тех, кто увольнялся с предприятия по собственному желанию без уважительной причины. Стены многих цехов украшали «доски позора» – сатирические стенные газеты, бичующие «летунов» и дезертиров трудового фронта. В 1933 г. в МТС, на транспорте, рыбных промыслах создаются политотделы – чрезвычайные партийно-государственные органы.

В целом вторая пятилетка, как и первая, по большинству показателей не была выполнена, хотя и отличалась от нее более высоким процентом выполнения плановых заданий. Вдвое (по официальным данным) выросла производительность труда, в 2,2 раза – валовая продукция промышленности, в 1,5 раза – сельского хозяйства. В 1937 г. более 80 % промышленной продукции было получено на новых или полностью модернизированных предприятиях. Однако опережающего развития отраслей группы «Б» так и не произошло, хотя темпы роста двух подразделений сблизились. Относительные успехи второй пятилетки – результат умеренного курса власти. В эти годы сталинскому режиму удалось успешно использовать почти всеобщее стремление к стабильности, к «зажиточной» жизни и стабилизировать обстановку в стране, накалившуюся в годы первой пятилетки и поставившей общество на грань распада.

В марте 1939 г. на XVIII съезде ВКП(б) был одобрен третий пятилетний план (1938–1942). План вновь предусматривал первоочередное развитие тяжелой промышленности, машиностроения, энергетики, металлургии, химической индустрии. В третьем пятилетнем плане была продолжена линия на милитаризацию страны. Предусматривалось ускорение развития оборонной промышленности, создание крупных государственных резервов по топливу, электроэнергии, строительство предприятий-дублеров на Урале, в Поволжье, Сибири.

В годы третьей пятилетки изменения в хозяйственном механизме идут по нескольким направлениям. Репрессии 1937–1938 гг. негативно сказались на выполнении плановых заданий, в связи с чем власть предприняла попытку использовать меры материального и морального стимулирования добросовестных работников.

28 декабря 1938 г. установлены надбавки за непрерывный стаж к пенсиям и пособиям по временной нетрудоспособности. Тогда же для всех рабочих и служащих были введены обязательные трудовые книжки, в которые вносились данные о трудовом стаже и месте работы, о поощрениях и взысканиях. Одновременно вводились и меры морального поощрения – в декабре 1938 г. были учреждены почетное звание Героя Социалистического Труда, медали «За трудовую доблесть», «За трудовое отличие».

Эти меры оказались недостаточными для форсирования оборонной программы. По этой причине происходит свертывание экономических методов и разрастание административно-принудительных. Указом от 26 июня 1940 г., запретившим под угрозой уголовного наказания (тюремного заключения по приговору суда на срок от 2 до 4 месяцев) увольнение по собственному желанию с предприятий и учреждений и переход с одного предприятия на другое без разрешения администрации, был взят курс на открытое, официальное прикрепление рабочих и служащих к своим рабочим местам. Тем же указом рабочий день был увеличен с 7 до 8 часов, а шестидневная рабочая неделя заменена семидневной (седьмой день – воскресенье – выходной). В уголовном порядке наказывались прогулы и опоздания на работу. Опоздание свыше 20 минут считалось прогулом и влекло за собой привлечение к уголовной ответственности. Как прогул рассматривалось появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии. Указ от 10 июля приравнивал выпуск недоброкачественной или даже некомплектной промышленной продукции к «противогосударственным преступлениям, равносильным вредительству».

В годы третьей пятилетки, особенно в канун войны, растет число промышленных наркоматов (1932 г. – 3, 1939 г. – 6, 1940 г. – 23) и сокращается число подведомственных им предприятий.

Таким образом, со второй половины 30-х гг., особенно в канун войны, командный стиль в руководстве промышленностью утверждается окончательно, а единоначалие и вмешательство вышестоящих органов в работу предприятий принимает гипертрофированные формы.

К концу 30-х гг. репрессивно-командная система хозяйствования, или экономика власти, окончательно складывается. В отличие от экономики потребления она была направлена не на удовлетворение потребностей людей, а на поддержание тоталитарной политической системы. Ее главные особенности – нерыночный характер, внеэкономическое принуждение к труду, игнорирование закона стоимости, подчинение хозяйственных процессов политическим интересам правящей элиты, ориентация народного хозяйства на достижение политических, а не экономических результатов, упор на экстенсивный экономический рост, невозможность или крайняя затрудненность легального проявления личной инициативы.

Насильственное разрушение основ рыночной экономики в виде революционной экспроприации собственности и уничтожения конкуренции привели к сверхмонополизации хозяйства и в конечном итоге – тупику. Ужесточение административных методов хозяйствования перед войной не дало ощутимых результатов. Более того, их эффект оказался отрицательным: промышленные предприятия в 1940 г. работали хуже, чем в 1938–1939 гг.

«Из аграрной в индустриальную». Оценка истинных масштабов промышленного роста СССР в 30-е гг. до сих пор представляет определенную сложность. Простое сопоставление того, что было до индустриализации, с тем, что получено в итоге, по схеме, предложенной еще Сталиным, оставляет в стороне многие важные вопросы, и прежде всего вопросы цены «великого скачка», а также возможные результаты модернизации по иным, несталинским способам.

Чтобы внушительнее представить сделанное под его руководством за годы первой пятилетки, Сталин в январе 1933 г. беззастенчиво занизил исходный уровень индустриализации, утверждая, что «у нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны, теперь она у нас есть. У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь. У нас не было автомобильной промышленности. Она есть у нас теперь...». По этой же причине официальная статистика с 1929 г. завышала темпы экономического роста СССР. Альтернативные оценки, проведенные за рубежом и в нашей стране, показывают, что в 1928–1941 гг. ВНП СССР вырос не на 345 %, как утверждала официальная статистика, а на 97 – 150 %. Разница в 2,4–3,6 раза. Иными словами, сталинская экономическая модель в довоенный период способна была «выжать» темп прироста национального дохода порядка 5 % ежегодно. Темп, безусловно, высокий, больший, чем давала дореволюционная рыночная экономика (3,4 % в 1885–1913 гг.), но не рекордный. Приблизительно такими темпами развивалась в эти годы экономика Японии. Ниже официальных и оценки ежегодного роста объема промышленного производства в годы первых пятилеток. Они колеблются в пределах 9–16 % роста за 1928–1937 гг. вместо 18,1 % по официальным данным и 8–14 % в 1928–1940 гг. (вместо 14,6 %). Уточнения по существу, видимо, еще будут. Тем не менее масштабы свершившихся перемен не следует недооценивать.

В целом и альтернативные оценки позволяют говорить о том, что ценой неимоверных усилий в кратчайшие исторические сроки, за две с половиной пятилетки (1928–1940 гг.), в СССР был совершен промышленный рывок, создавший основу для превращения СССР в мощную индустриальную державу. В 30-е гг. в значительной мере удалось сократить качественное отставание отечественной промышленности от ведущих западных держав. В стране были созданы важнейшие отрасли современной промышленности. Существенно изменилось размещение производительных сил. В орбиту индустриального прогресса были втянуты бывшие национальные окраины. Уже в 1935 г. выработка электроэнергии превысила уровень 1913 г. в 13,5 и в 52 раза уровень 1921 г. По уровню промышленного производства Советский Союз вышел на первое место в Европе и на второе – в мире. Накануне войны СССР занимал первое место в мире по добыче марганцевой руды, производству синтетического каучука. Правда, Сталин и официальная пропаганда предпочитали не говорить о том, что ускоренный рост промышленности был достигнут за счет разрушения производительных сил деревни, за счет резкого снижения уровня жизни большинства населения, за счет глубоких деформаций всего воспроизводственного процесса. Опережающий рост группы «А» определялся массированными капитальными вложениями. Из всей суммы в 65,8 млрд рублей, вложенных в годы предвоенных пятилеток в промышленность, на производство средств производства ушло 83 % инвестиций, а на производство предметов потребления – лишь 17 %. Вся система планового управления была приспособлена к решению технико-производственных задач, а не к повышению жизненного уровня народа. Характерно, что в 1909–1913 гг., в пору последнего дореволюционного промышленного подъема, доля валовых капиталовложений в ВВП составляла 12–14 %, а в 1920–1938 гг. – 25–29 % (в два раза выше). Но в то же время подушевое личное потребление росло в 3,5 раза медленнее, чем подушевой ВВП. Очевидно, это цена за некомплексную модернизацию, которую вновь оплатило население.

Все годы индустриализации из сельского хозяйства шла перекачка средств в промышленность. В результате в 1928–1940 гг. основные производственные фонды промышленности выросли в 2,5 раза, а сельского хозяйства – в 1,2 ра-за. Ни в 30-е, ни в 40-е гг. в сельском хозяйстве роста продукции не наблюдалось. Наоборот, снижались сборы зерновых и технических культур. За пятилетие (1928–1932 гг.) почти вдвое сократилась продукция животноводства и птицеводства. Производство мяса, молока, яиц в 1934 г. было ниже, чем в 1919 г.

Ценой индустриального рывка стали многомиллионные людские потери, сравнимые лишь с потерями в разрушительной войне. Прогресс в эти годы был ограничен в основном тяжелой промышленностью, строительством и транспортом. С развитием автомобильной промышленности не было уделено должного внимания развитию сети автодорог, не была создана необходимая для нормального функционирования производства инфраструктура. В 30-е гг. практически было проигнорировано техническое развитие отраслей легкой промышленности.

Признание Сталиным и его окружением неизбежности военного столкновения с капиталистическим миром из всех задач индустриализации выдвигает на передний план проблему укрепления обороноспособности страны. Расходы на оборону во второй пятилетке по сравнению с первой увеличились почти в 4 раза. Советом труда и обороны летом 1933 г. принимается программа строительства военных кораблей, включая 8 крейсеров, 50 эсминцев и 76 больших подводных лодок. Уже в 1933–1934 гг. на вооружение РККА поступают новые системы артиллерийского и стрелкового вооружения. В результате наращивания мощностей авиационной промышленности к 1937 г. число авиационных заводов достигает 57. По этой причине в эти годы наблюдается особенно быстрый рост военных расходов и капитальных вложений. В результате пересмотра программы оборонного строительства третьего пятилетнего плана в 6,3 раза возрастает объем капитальных вложений в оборонную промышленность; соответственно среднегодовые темпы роста производства военно-промышленных наркоматов в 1938–1940 гг. составили 141,5 % вместо 127,3 %, предусмотренных третьим пятилетним планом. Перераспределение материальных ресурсов в пользу военной промышленности вызывает крайнее напряжение с выполнением планов предприятий и наркоматов «гражданской» промышленности. В 1939 г. уже четверть государственного бюджета шла на оборону, в 1940 г. – третья часть, в 1941 г. – 43,4 %. По свидетельству маршала Г. К. Жукова, в последние предвоенные годы развитие оборонной промышленности шло на пределе возможного для мирного времени: «Еще больший крен в эту сторону... вел к изменению, перерождению самой структуры народного хозяйства».

Таким образом, итог сталинской модернизации весьма неоднозначен. Благодаря форсированной индустриализации качественное порядковое отставание отечественной экономики от Запада было на время преодолено. К концу 30-х гг. СССР стал одной из трех-четырех стран мира, способных производить практически любой вид самой современной промышленной продукции. Вместе с тем очевидно и другое: модернизационные процессы в стране приобретают односторонний, специфический характер. В 30–е гг. советская экономика приобретает «лагерный» облик. Тогда же начинает набирать силу тенденция к тотальной ее милитаризации, полному подчинению производству вооружений. Повторяя лишь технические достижения и некоторые организационные формы передовых стран Запада в отрыве от социокультурных и общецивилизационных, советское руководство закладывало последующее отставание страны. Мобилизационная модель модернизации в силу своей природы не была ориентирована на создание механизма саморазвития и саморегуляции, уже в силу одной этой причины вся советская экономическая система оставалась малоэффективной.

Но и после сталинской кровавой индустриализации СССР по многим параметрам продолжал отставать от развитых стран. Производство главнейших видов промышленной продукции на душу населения оставалось в стране намного ниже, чем в большинстве стран Западной Европы и США. Так, выработка электроэнергии, выплавка стали, добыча угля, производство цемента, выпуск тканей на душу населения составляли от половины до четверти показателей США. Доля ручного труда даже в наиболее прогрессивных отраслях производства превышала 50 % и была наибольшей в Европе.

Иными словами, сталинская модернизация, дав свой ответ на исторический вызов, создала серьезные проблемы для всего последующего стабильного развития экономики, для движения страны в сторону постиндустриального развития.

Колхозная система. К концу 1932 – началу 1933 г. складывается система централизованного управления колхозами во главе с Наркомземом СССР. Чтобы окончательно сломить крестьянство и завершить коллективизацию, в 1933 г. при МТС образуются чрезвычайные партийные органы – политотделы, подконтрольные лишь политотделу Наркомзема СССР. Таким образом, на сельское хозяйство распространялись принципы жесткой централизации, директивности, уравнительности, ранее утвердившиеся в промышленности. Наделенные широкими полномочиями политотделы обеспечивали выполнение планов посевов и уборки, контролировали выдачу трудодней, выявляли «вредителей», проводили чистки колхозов. Будучи формально кооперативными хозяйствами (по таким признакам, как выборность руководящих органов, созыв общих собраний для решения вопросов внутренней жизни, обладание коллективной собственностью), колхозы фактически все агротехнические вопросы решали под непосредственным контролем партийно-государственных органов. Большую часть урожая они сдавали по обязательным хлебопоставкам по ценам в 10–12 раз ниже рыночных. Еще часть урожая шла в виде натуро-платы МТС за обработку колхозных полей. Во избежание «разбазаривания» весь колхозный хлеб, включая семенной фонд, свозился на государственные элеваторы. Создав систему принудительного изъятия хлеба из деревни, политотделы в конце 1934 г. были ликвидированы. К этому времени выявляется неэффективность чисто административных методов управления колхозами. Падение валовых сборов зерна (средняя урожайность зерна в 1932 г. составляла всего 5,7 центнера с гектара против 8,2 центнера в 1913 г.), а также осложнение социально-политической ситуации в стране после голода 1932–1933 гг., вынуждает партийное руководство внести определенные изменения в управление сельским хозяйством.

Новый примерный «Устав сельскохозяйственной артели», принятый в 1935 г. на II съезде колхозников-ударников, предоставил крестьянам «кое-какую демократию» по управлению при решении вопросов исключения из колхоза. Сталин при его обсуждении вынужденно пошел навстречу желаниям большинства крестьян иметь личное подсобное хозяйство и предложил оставить колхознику его «личное хозяйство, небольшое, но личное». Новый устав, закрепив за колхозниками приусадебные участки земли, дав право содержать на нем скот и разрешив продажу своей продукции на рынке, более четко, чем устав 1930 г., определил пределы обобществления деревни. До этого времени, используя несовершенство старого устава 1930 г., работники земельных органов всеми правдами и неправдами сокращали размеры личного подсобного хозяйства.

Однако многие пожелания крестьян так и не были учтены. После введения в городах паспортной системы сельские жители паспортов не получили, не получив тем самым и свободы передвижения, выбора рода занятий. Примерный устав 1935 г. закрепил «остаточный» принцип распределения колхозной продукции по трудодням только после выполнения колхозом «первой заповеди» – первоочередной сдачи хлеба по обязательным поставкам государству, засыпки семенных, фуражных и страховых фондов и т. д. Лишь такой подход создавал возможность гарантированно выкачивать из деревни в необходимых размерах продовольствие и сырье. Оставляя для себя минимум, деревня обеспечивала выполнение программ индустриализации, снабжения городов и армии.

К 1937 г. коллективизация фактически завершается. К этому времени 93 % крестьянских хозяйств были объединены в 243,7 тыс. колхозов. Возник новый тип хозяйства. На земле появилось два хозяина – колхоз и государство. Но решающее слово оставалось за государством. Права колхозников, зафиксированные в новом уставе, не были подкреплены никакими гарантиями и постоянно нарушались. Очередного председателя правления колхоза районные власти обычно навязывали общему собранию. Сосредоточение машинной техники в государственной собственности (МТС) экономически ставило колхозы и совхозы в подчиненное и зависимое положение.

Даже незначительное ослабление административного пресса в 1935 г. положительно сказалось на развитии сельского хозяйства. С 1935 г. начался рост сельскохозяйственного производства, позволивший вместе с сокращением экспорта хлеба отменить карточную систему снабжения в городах. В 1937 г. валовой сбор зерна достигает 97,5 млн тонн против 73,3 млн в 1928 г. Не последнюю роль в увеличении урожаев и улучшении положения крестьянства сыграли поставки в деревню сельскохозяйственных машин, химических удобрений. К концу 30-х гг. система МТС располагала 366 тыс. тракторов. Сказывались преимущества концентрации техники и труда, более рациональное использование земли, внедрение достижений науки.

С 1939 г. в связи с обострившейся военной опасностью и созданием стратегических запасов продовольствия методы хозяйствования в аграрной сфере вновь ужесточаются. Для членов колхозов устанавливается обязательная годовая норма трудодней. За ее невыполнение колхозник мог лишиться приусадебного участка – фактически единственного средства существования. Тем самым труд колхозника окончательно приобретает зависимый, полукрепостнический характер. В том же 1939 г. был установлен новый налог: по Закону о сельхозналоге колхозники обязаны были платить государству за каждое плодовое дерево и каждую огородную грядку своего подсобного хозяйства вне зависимости от урожая. Одновременно увеличивался размер обязательных госпоставок колхозов.

Таким образом, коллективизация и становление колхозной системы разрушают весь привычный уклад деревни. Иными становятся моральные устои, трудовая этика, одежда и нормы поведения. Система «оргнабора» рабочей силы в промышленность, служба в армии приводят к общему сокращению сельского населения. В результате крутого поворота в экономических отношениях и методах хозяйствования аграрный сектор приобретает зависимый, второстепенный характер в советской экономике, а сами крестьяне становятся гражданами второго сорта.

Первый правительственный документ, в котором употреблён этот термин, - приказ Государственного комитета по народному образованию СССР от 17 января 1990г. «О хозяйственном механизме в народном образовании».

В России перевод учебных заведений на новые принципы хозяйствования начался в соответствии с приказом Министерства образования РФ «О введении Основных положений хозяйственного механизма в народном образовании» от 10 апреля 1990г. №82 и Российском законом об образовании.

Каково же назначение этого механизма?

К числу коренных целей введения хозяйственного механизма в образовательных учреждениях относятся следующие:

1 укрепление и развитие материально-технической базы;

2 повышение качества воспитания, обучения, профессиональной подготовки учащихся, воспитанников, студентов, слушателей, аспирантов;

3 закрепление высококвалифицированных кадров воспитателей, учителей, мастеров производственного обучения, профессорско-преподавательского состава, привлечения специалистов из других отраслей народного хозяйства, повышения эффективности использования их творческого потенциала;

4 развитие самостоятельности трудовых коллективов в решении основных вопросов производственной деятельности и социального развития;

5 сочетание бюджетного финансирования с выполнением платных работ по договорам с предприятиями, организациями, населением;

6 переход к финансированию по экономическим нормативам, комплексно отражающим целевую направленность деятельности;

7 установление тесной зависимости материального и морального стимулированию трудовых коллективов от результатов, качества и эффективности труда.

В чём же проявляются важнейшие изменения при переходе от старого к новому хозяйственному механизму в образовании?

Происходит замена административно руководства демократическим, государственно-общественным управлением системой образования .

Новый хозяйственный механизм основывается на принципах правового регулирования экономических отношений и развития самостоятельности учебных заведений в решении широкого круга производственно-финансовых и социальных вопросов .

Намечается переход к нормативному бюджетному финансированию образовательных учреждений на гарантированном уровне вместе с широким привлечением внебюджетных средств .

Планирование, программирование и прогнозирование

Развития образования

Становление нового хозяйственного механизма в образовании, усиление экономических методов управления учебными заведениями предполагают кардинальные изменения в отраслевом экономическом планировании.



Планирование и прогнозирование

Планирование представляет собой процесс формирования целей и определённых мероприятий, средств и методов их достижения.

Результат планирования – план, мотивированная модель действий, выступает завершающим этапом прогнозирования.

Прогнозы, как правило, предшествуют составлению плана и вооружают его научными рекомендациями.

По своему характеру различают два типа планирования:

- императивное (повелительное), которое нам больше знакомо под именем «директивное»;

- и индикативное (пожелательное), носящее информационно-ориентирующий характер.

Поэтому отрасль образования, как и другие отрасли народного хозяйства, переходят от директивного планирования к программированию развития.

При планировании развития образования необходимо учитывать его специфику.

Во-первых , серьёзный отпечаток на характер планирования накладывает тесная взаимосвязь педагогических и экономических процессов.

Другая особенность функционирования просвещения связана с тем, что объект его воспроизводства и планирования – живые люди с их индивидуальными запросами и способностями, что придаёт планированию характер большей неопределённости, чем в отраслях материального производства.



В-третьих , система образование должна не только чутко отзываться на запросы научно-технического прогресса, но и готовить квалифицированные кадры с опережением.

Учебные планы школ

Почему так заинтересовали нас учебные планы ? Какое они имеют отношение к управлению экономической деятельностью?

А дело в том, что количество часов, предусмотренных учебными планами на изучение разных школьных дисциплин, выступает одним из факторов, влияющих на объём работы школьного коллектива.

При подготовке оперативных и долгосрочных планов образовательных учреждений немаловажную роль играют другие социально-экономические нормативы:

Объём учебной нагрузки преподавателя;

Минимальная заработная плата работников бюджетной сферы;

Расходы на одного обучающегося (воспитанника).

Эти и другие нормативы, о которых речь пойдёт ниже, представляют собой расчётные величины, определяющие различные аспекты необходимого обеспечения образовательных учреждений финансовыми и материальными ресурсами.

Планирование контингента школьников

Определяющим фактором величины объёмов учебно-воспитательной и плановой работы служит численность учащихся . Именно от неё зависит количество классов и групп учащихся, потребность в количестве и составе учителей, размеры бюджетного финансирования школ и т.д.

Контингент учащихся и количество классов в школах определяется по группам классов: I – IV, V – IX, X – XI. Сведения эти приводятся на две даты (1 января и 1 сентября) планируемого года. Рассчитывается также и среднегодовое количество классов.

Определение количества классов в общеобразовательных школах проводится двумя методами: методом передвижки и методом заданной наполняемости.

Передвижка – это перевод учащихся в следующий класс: 1-х – во 2-й, 2-х - в 3-й, 5-х – в 6-й класс и т.д.

Особым образом планируется контингент 5-х классов. Это связано с существованием двух программ, по которым работает начальная школа.

Дети, обучающиеся с 6 лет, проходят курс начальной школы за четыре года и переходят в пятый класс .

Те же, кто начинает учиться с 7 лет , осваивают начальной школы за три года и переводятся в пятый класс.

При определении численности учащихся 10-х классов учитывается, что часть выпускников 9-х классов поступит в профессиональные учебные заведения или же устроятся на работу.

За основу метода заданной наполняемости берётся средняя наполняемость классов в начальной, основной и средней школе по каждому планируемому году.

Численность учащихся (Т) делится на количество учеников, составляющих норму наполняемости класса (Н), и количество классов определяется по формуле:

Среднегодовое количество классов в школе (К ср) рассчитывается по такой формуле:

К ср = (К 1 М 1 + К 2 М 2) : 12, где

К 2 - количество классов на начало учебного года;

М 1 – число месяцев функционирования школы с количеством классов на 1 января планируемого года;

М 2 - число месяцев функционирования школы с количеством классов на начало нового учебного года;

12 – число месяцев в году

Тема «Финансовый механизм»

Финансово-хозяйственный механизм можно определить как способ хозяйствования, совокупность форм. Методов и инструментов управления экономикой.

По своему составу финансово-хозяйственный механизм сложен и образует единство таких взаимосвязанных между собой элементов (подсистем), как экономический, правовой и организационный.

В составе его экономической подсистемы имеются в виду следующие формы и инструменты: планирование прогнозирование, ценообразование, финансы, заработная плата, хозрасчёт и т.д.

К правовой подсистеме относятся законодательные акты государства о труде и хозяйственной деятельности, отношениях собственности, налогообложении и другие нормативные акты и постановления органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления.

Немаловажная также роль организационной подсистемы : структуры управления, аппарата управления и контроля за хозяйственной деятельностью во всех звеньях экономики страны.

Исторически сложились два полярных типа финансово-хозяйственного механизма: административно-командный и рыночный механизм управления экономикой. Но в чистом виде ни в одной стране не встречается ни тот, ни другой тип. Для большинства стран характерна смешанная экономика с неодинаковым соотношением рыночных и плановых форм хозяйствования.

Финансовый механизм – это совокупность условий, форм и методов создания, распределения и использования денежных средств учреждениями и органами управления образования в целях обеспечения благоприятного положения для развития системы образования.

Финансирование – это обеспечение необходимыми денежными средствами затрат на осуществление определённой деятельности.

В нашем случае на осуществление образовательного процесса.

Финансирование предполагает соблюдение двух условий:

● целевое использование денежных средств – расходование средств на заранее установленные цели;

● безвозвратность – предоставленные образовательным учреждениям средства ими непосредственно не возвращаются и не возмещаются.

Управление народным хозяйством страны в 1930-е годы строилось на основе модели командно-распределительной экономики. Ее построение во многом базировалось на принципах хозяйственного механизма военного коммунизма, однако цели и методы были несколько иными. Новым был подробный и детальный государственный план и использование финансово-кредитных средств контроля за хозяйственной деятельностью предприятий.

Надо сказать, что механизм командно-распределительной экономики (МКРЭ) строился не по плану, а формировался, что называется, на ходу. Его основы были подготовлены в ходе НЭПа, поэтому базовые институты МКРЭ сложились быстро – 1929-1932 гг. К институциональным основам нового хозяйственного механизма относились государственная собственность, государственное планирование производства и распределения продукции и всеобщее администрирование . Главными элементами хозяйственного механизма стали государственный план, система планово-финансовых показателей, система государственного снабжения и фиксированных цен, информационно-управленческие связи вертикального характера, государственные финансы.

Хозяйственный механизм был ориентирован на развертывание индустриализации на основе внутренних накоплений в промышленности, перелива ресурсов из сельского хозяйства в промышленность и ограничения потребления трудящихся.

Рассмотрим элементы хозяйственного механизма командно-распределительной системы.

Государственный план – центральное звено МРС. Механизм мобилизации и использования ресурсов базировался на государственном плане. Государственный план опирался на систему балансов ресурсов и продукции в натуральном и денежном выражении. Эти балансы позволяли определить, сколько и каких ресурсов необходимо для производства определенного объема продукции. Затем полученные объемы продукции и ресурсов распределялись по отраслям, которыми руководили Наркоматы, и далее – по предприятиям отраслей. Балансовый метод построения плана развивался и усложнялся, путем включения все новых отраслей и продуктов. В конечном итоге система балансов становилась все более громоздкой и необозримой, в которой с неизбежностью со временем возникали нестыковки.



Нельзя не отметить такую важную часть государственного плана, как план капитального строительства, который обслужи­вал инвестиционный процесс. Источниками инвестиционных ресурсов являлась значительная часть чистого дохода (прибавочный и часть необ­ходимого продукта общества). Они направлялись на наиболее важные с точки зрения центра объекты производственного и непроизводственного назначения.

Другим важным элементом МКРЭ являлась система планово-финансовых показателей , охватывающая все стороны деятельности предприятия: номенклатуру выпускаемых изделий, параметры качества, нормативы затрат ресурсов, величину издержек на выпуск единицы каждого вида продукции, лимиты капитальных вложений из госбюджета на плановые инвестиционные проекты и многое другое. Выходило, что предприятие получало от своего наркомата своеобразный аналог бизнес-плана, а затем отчитывалось о его выполнении на основе промтехфинплана (вид планово-аналитического отчетного документа предприятия).

Экономическим показателем являются и цены. Но, устанавливаемые централизованно, они служили в основном счетно-учетным потребностям, ни к чему не обязывали предприятия, ничего не стимулировали и не ограничивали.

Третьей составной частью МКРЭ была система распределения ресурсов, оформленная в систему материально-технического снабжения (СМТС или просто МТС). Известно, что для производства нужны ресурсы, которые принадлежат государству. Правило заключалось в том, что каждое предприятие заблаговременно составляло заявку на необходимые для производства ресурсы, обосновывая их номенклатуру и объем. Заявка рассматривалась в органах МТС и утверждалась в полном или урезанном виде. После этого заявка включалась в государ­ственный план МТС. Такая система, тем не менее, не всегда гарантировала как своевременность, так и комплектность поставок, несмотря на высокую плановую дисциплину тех лет.

Четвертым элементом хозяйственного механизма были информационно-управленческие решения вертикального характера : сверху вниз «спускались» задания плана, другие управленческие решения, осуществлялся контроль, снизу – потоки отчетной информации.

И, наконец, последним элементом были государственные финансы. Они выполняли учетно-контрольные функции, использовались для перераспределения финансовых средств между отраслями и секторами экономики, финансировали социальную сферу. Эти функции выполняет государственный бюджет и в рыночной экономике. Отличие состоит в том, что, во-первых, 70 % средств госбюджета СССР направлялись на финансирование развития государственной собственности в материальном производстве, а во-вторых, такая финансовая система ничего не стимулирует, а механическим образом мобилизует прибыль государственных предприятий и затем – перераспределяет ресурсы в соответствие с финансовым планом страны. Следовательно, в такой системе отсутствуют налоги на производителей.

Схематично основные структурные элементы хозяйственного механизма, сложившегося в 1930-е годы на основе всеобщего огосударствления, представлены на схеме 12.2.


Схема 12.2. Основные элементы хозяйственного механизма 1930-х гг.

Как функционирует этот хозяйственный механизм?

1. Всеобщий план как универсальное средство решения всех хозяйственных вопросов, учета и контроля со стороны центра за всеми воспроизводственными процессами и исполнителями плана выполнял организующую функцию путем разверстывания между отраслями заданий на производство и их ресурсное обеспечение.

2. Система материально-технического снабжения обеспечивает производителей ресурсами (фондами) под плановые задания и сбыт продукции по предписаниям (нарядам) центра.

3. Непрерывность экономического кругооборота обеспечивает финансовая система. Благодаря ней, деньги поступают на счета предприятий в отделениях государственного банка, которые контролируют выполнение финансового плана предприятием, эффективность использования государственных финансовых ресурсов.

4. Централизованное изъятие денежных доходов предприятий с последующим бюджетным финансированием обеспечивало рост производства товаров и услуг.

5. Запуск всего этого механизма осуществляет партийно-хозяйственная бюрократия, организованная в правящую политическую партию. Она определяет цели, задачи развития страны, средства их достижения, которые Госплан преобразует в показатели и задания государственного плана и затем – в систему показателей и заданий для отраслей и сфер экономики. Встроенность политической партии в механизм хозяйствования как главного регулятора экономических отношений приводила к политизации и идеологизации экономических решений, что в конечном итоге обернулось подменой экономических критериев принятия хозяйственных решений политическими. Политизация и идеологизация экономики – издержки всеобщего огосударствления, низкого уровня развития экономики и общества, бедности его населения.

На этом основании можно охарактеризовать хозяйственный механизм, сложившийся в 1930-е гг. как командно-распределительный или командно-политический.

Развитие хозяйственного механизма шло по пути усиления централизма. Следующие фрагменты свидетельствуют об углублении администрирования, поясняют способ его воздействия на уровень жизни населения, а также дают некоторое представление о взаимоотношениях государства и предприятий сельского хозяйства.

С 1929 г. государство ввело планирование фонда заработной платы на своих предприятиях, с 1932 г. – планирование средней заработной платы, с 1934 г. – количества и структуру занятых на предприятиях (штаты предприятий). А если учесть, что и цены устанавливало государство, то становится прозрачным и механизм изъятия части необходимого продукта у работающего населения.

В сельском хозяйстве зависимость колхозов от государства имела много оснований, в частности, благодаря сосредоточению машинной техники в государственных машинно-тракторных станциях. Натуральная оплата за пользование техникой была, как правило, неэквивалентной. И натуроплата сельскохозяйственного труда была крайне низкой (говорили, что колхозники работали «за палочки» – отметки отработанным часам).

С помощью плана обязательных поставок сельхозпродукции государство изымало весь прибавочный и часть необходимого продукта, произведенного сельским населением.

С весны 1930 г. входят в практику задания по подготовке к посевной кампании, с 1938 г. разрабатываются планы весеннего и осеннего сева, агрокультурных мероприятий, далее – планы по сельскохозяйственным и тракторным работам. Таким образом, крестьянам определялось, когда, какие виды культур сеять и убирать. И погодные условия, вносящие свои коррективы, в расчет не принимались. Таким образом, нарастание администрирования происходило постепенно.

В аграрном секторе наиболее отчетливо применение методов внеэкономического принуждений в виде прикрепления крестьян к земле. Механизмом закрепления была паспортная система: ведь паспорта крестьянам не выдавались. А без паспорта человек был вне закона.

Элементы феодальных отношений проявились и в регулировании движения трудовых ресурсов вне села. Речь идет о государственной системе набора студентов в профессиональные учебные заведения (средние, среднетехнические и высшие) и последующего централизованного направления выпускников на работу (форма гарантии занятости) после окончания учебы. При необходимости имело место обязательное перераспределение квалифицированных работников с предприятия на предприятие с целью оказания помощи или содействия каким-то начинаниям.

Приведенные сюжеты свидетельствуют, что с помощью хозяйственного механизма административная система охватывала все пространство жизнедеятельности общества, а не только экономику.

Организационная структура хозяйственного механизма приведена на схеме 12.3. (Стрелки показывают направления управленческих решений и контроля).

СТО
СНК
СТО на местах
ГОСПЛАН
НАРКОМАТЫ
ГОСБАНК
ГЛАВКИ
ПРЕДПРИЯТИЯ

Схема 12.3. Организационная структура реализации хозяйственного механизма командной экономики.

Основным хозяйственным звеном стали предприятия, а тресты были упразднены. В своей текущей деятельности они подчинялись главкам и наркоматам. Главки возникли из отраслевых отделов Цугпрома, а наркоматы – народные комиссариаты по отраслевому и функциональному принципу – начали формироваться с 1930 г. Одни предприятия подчинялись главкам, другие наркоматам, некоторые – тем и другим.

Госплан разрабатывал план, который утверждался партийным съездом и становился планом-директивой, т. е. обязательным к исполнению. Совет труда и обороны руководил органами советской власти на местах, хозяйственной жизнью через свои местные организации, являясь составной частью СНК. По мере подчинения органов Советской власти партийному руководству функции СТО переходят к партийным органам, и эта организационная структура становится излишней.

Наркомфин в совокупности наркоматов занимался составлением финансового отражения пятилетних и годовых планов. Госбанк занимался распределением денежных средств под государственные программы. Положение рыночных регулирующих организаций в уп­равленческой иерархии теперь, как видно, изменилось.

Механизм КРС породил две взаимосвязанные тенденции, сформировавшие характерные черты управляемых и управляющих.

Этот механизм опирался на исполнительские функции работника и не поощрял не санкционированную инициативу. Безынициативный и безответственный исполнитель стал символом этой системы. Ведь ответственность и инициатива – суть хозяйские функции.

Однако оставался открытым вопрос с реализацией хозяйских функций. Всякое крупное производство требует единоначалия и дисциплины. Однако гипертрофия единоначалия перерождается в безответственность и хаос. Поскольку преувеличение единоначалия приводит к росту вмешательства вышестоящих звеньев руководства в хозяйственную жизнь, которые, тем не менее, не отвечают за результаты своих указаний. Так тенденция к цен­трализму трансформировала классический принцип производства – единоначалие – в безответственность.

Несмотря на то, что хозяйственный механизм формировался относительно быстро, используя методы политических репрессий, экономика сопротивлялась его становлению. Она сопротивлялась ухудшениям экономической деятельности предприятии: низким качеством продукции при погоне за ее количеством, ростом запасов материалов на складах из-за некомплектности и несвоевременности поставок, безответственностью в использовании обо­рудования и т. п.

Ухудшение состояния экономики к концу 1930-х гг., традиции дискуссий 1920-х гг. и теперь способствовали публичному обсуждению причин снижения темпов роста промышленности. В конце 1930-х гг. дискуссия вылилась в предложения по расширению экономической самостоятельности предприятий. На ХVIII партийной конференции (1941 г.) речь шла о необходимости сокращения плановых показателей, об отказе от детальной регламентации деятельности предприятий, праве директора распоряжаться сверхплановыми накоплениями, о праве определять контингент работающих в пределах установленного фонда заработной платы, приобретать на рынке недефицитные ресурсы, о сокращении отчетности перед наркоматами и т. п. Этот весьма скромный комплекс мер казался вполне революционным в ат­мосфере всеобщей регламентации и контроля, сравнимой с атмосферой феодальных ограничений. Но дальше была война.

Принято считать, что главный недостаток командно-распределительного хозяйственного механизма в неэффективном хозяйствовании. Это так. Но более серьезный недостаток состоит в отсутствии предпосылок для саморазвития такой системы. Поэтому такая система внутренне ограничена. Или вернее она жизнеспособна на довольно коротком историческом промежутке времени. Ее деградация неизбежна из-за отсутствия обратных связей (реакции на управляющие действия) и экономических стимулов для изменений и совершенствования, что предопределяет и снижение эффективности экономики, и последующее разрушение командно-распределительного хозяйственного механизма. Действительно, экономическое стимулирование к труду было заменено административным, которое мало связано с тиражированием технологических новшеств, к чему постоянно принуждают законы рынка. Отсутствие обратных связей от потребителя к производителю (эту функцию в рыночной экономике выполняют цены) исключает развитие производства в интересах потребителя, порождая дефицит и растрату ресурсов.

Таким образом, уже накануне войны стала очевидной необходимость изменения хозяйственного механизма и в послевоенный период она возрастает.

ВЫВОДЫ

1. Хозяйственный механизм 1930-х годов был нацелен на ускоренную индустриализацию и опирался, на государственную собственность в промышленности.

2. В задачи хозяйственного механизма входило создание системы и методов управления, соответствующих институтов для организации бестоварного хозяйства.

3. Особенность хозяйственного механизма определялась встроенностью политического руководства в организацию, управление и методы осуществления хозяйственной жизни, значительной ролью репрессивного аппарата.

4. Институциональные изменения отражали откат управления страны на дорыночну стадию.

5. Хозяйственный механизм 30-х годов как механизм командно-политический и распределительный способствовал огосударствлению всех сторон жизнедеятельности общества, включая культуру, науку, образование, медицину и т. п., что стало основой для формирования тоталитарного режима.

6. Командно-политический механизм был уязвим в долгосрочном плане. Это обусловливалось блокированием тех путей и направлений развития, которые не были указаны из центра, блокированием возможностей саморазвития хозяйствующих субъектов, отсутствием стимулов для такого развития. Вместе с тем механизм командной экономики опирался и использовал энтузиазм трудового населения для укрепления командных методов в экономике.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Перечислите базовые институты механизма командной экономики и основные их Функции.

2. Каковы тенденции развития хозяйственного механизма 30-х годов? Каковы последствия этих тенденций для общественной жизни страны?

3. Каково соотношение функций совокупного работника и субъектная структура этих Функций?

4. Охарактеризуйте взаимодействие органов хозяйственно-административного управления.

5. Каковы сильные и слабые стороны командно-политического (распределительного) механизма хозяйствования?

ЛИТЕРАТУРА

1. Очерки экономических реформ. М. -Наука. -1993. Гл. 6.

2. История социалистической экономки СССР М. –Наука.- 1977. Т. 3. Гл. 5,8. Т. 4. Гл. 2-4.

Советская модель модернизации: консервативная революция в экономике и становление нового хозяйственного механизма в 1930 годах.

К весне 1921 г. советская республика оказалась в тяжелейшем кризисе. Внутриполитический кризис, проявился в возникновении противоречий между рядовыми членами правящей партии и ее руководством, в системе управления массами, в милитаризации и бюрократизации, отсутствии демократии, что привело к острой дискуссии о профсоюзах.

Советское государство находилось в экономической и политической изоляции. Россия должна была рассчитывать лишь на собственные силы, на внутренние ресурсы.

Политический кризис переплетался с экономическим. Страна пребывала в

достоянии хозяйственной разрухи. Промышленное производство упало в 7 раз, валовая продукция сельского хозяйства составила 2/3 довоенного уровня. Неурожай 1921 г. усугубил ситуацию.. Массовый голод продолжался в ряде районов до осени следующего года. Топливный кризис парализовал транспорт и промышленность. Инфляция достигла угрожающих размеров.

Крестьяне были недовольны продразверсткой и всей политикой «военного коммунизма». Угроза голода становилась неминуемой.

Попытка выйти из кризиса на основе государственного принуждения вызвала v _ массовые крестьянские восстания («антоновщина», повстанческое движение на И*^Ч) Украине, в Среднем Поволжье, на Дону, Кубани, в Туркестане, в Западной Сибири), волнения в городах и на флоте.

28 февраля 1921 г. произошло Кронштадтское восстание под лозунгом «Вся власть Советам, а не партиям!» Требования кронштадцев являлись, в сущности, лишь призывом соблюдать права и свободы, провозглашенные в ходе революции. ■ В них не было требования свержения правительства. Большевистское руководство поспешило заклеймить выступление кронштадцев как контрреволюционный заговор, подстрекаемый империалистами Антанты. Мирного исхода конфликта не получилось, хотя кронштадцы добивались открытых, гласных переговоров с властями. Но позиция последних была однозначной: мятежники, должны быть жестоко наказаны.

Пример Кронштадта наглядно продемонстрировал, как беспощадно подавлялись любые выступления против монопольной власти большевиков.

Острейший кризис начала 1921 г. заставил Ленина пойти на соглашение с крестьянством. На Х съезде РКП(б) (март 1921 г.) принимается решение о замене продразверстки продовольственным налогом - первый шаг к новой экономической политике (нэп). Отныне предлагалось не забирать у крестьянина все «излишки» выращенных им продуктов, лишая его стимула к труду, а установить твердый налог - процентное отчисление от урожая. Место голого принуждения занимал материальный интерес. В августе-сентябре 1921 г. была разрешена свободная торговля хлебом.

Переход к нэп означал радикальный поворот от гражданской войны к гражданскому миру", от насильственных методов в управлении к мирным экономическим рычагам в экономике.

В целом период нэп оценивался современниками как переходный этап. Одни считали, что большевики, перейдя к НЭТ1у, открыли дорогу российской экономике к капитализму. Поэтому их следующим шагом должно стать установление демократической республики. Наиболее ярко данную точку зрения выражали «сменовеховцы» - представители идейного течения в интеллигенции, получившие название- от сборника статей авторов кадетской ориентации «Смена Вех» (Прага,1921 г.). О необходимости смешанной экономики и определенной демократизации еще с 1918 г. говорили меньшевики и эсеры.

Большевики (Ленин, Преображенский, Троцкий и др.) придерживались иных представлений. Они рассматривали переход к НЭПу как тактический ход, временное отступление, вызванное неблагоприятным соотношением сил. С осени 1921 г. большевистские лидеры стали склоняться к пониманию нэпа как одного из возможных путей к социализму: через относительно длительный период сосуществования социалистического и несоциалистического укладов, постепенное вытеснение несоциалистических хозяйственных форм.

Часть большевиков не приняла нэпа, считая его капитуляцией, «Экономическим Брестом».

В отличие от своих оппонентов Ленин полагал, что социализм можно постепенно построить, опираясь на государство диктатуры пролетариата. Этот замысел предполагал укрепление режима большевистской диктатуры* «Незрелость» социально-экономических и культурных предпосылок социализма был призван компенсировать террор. Отвергалась политическая либерализация: допущение деятельности социалистических партий, свободной прессы, создание крестьянского союза и т.п.

Таким образом, модель нэповской организации общества, разработанная большевистским руководством, прежде всего Лениным, в начале 20-х гг. состояла исследующих основных компонентов:

В политико-идеологической области - жесткий авторитарный режим

В экономике - административно-рыночная система, включавшая минимальную связь с мировой экономикой (сведенную к внешней торговле на основе госмонополии), государственную собственность на крупную, значительную часть средней промышленности и торговли, на железнодорожный транспорт; хозяйственный расчет в госпромышленности действовавший в ограниченном виде не на предприятиях, в цехах, а лишь на уровне трестов; неэквивалентный обмен с деревней (безвозмездное отчуждение части ее продукции в форме продналога);!торможение роста индивидуального крупного крестьянского хозяйства в деревне.

Уже в 1921-1924 гг. проводятся реформы управления промышленностью, торговлей, кооперацией, кредитно-финансовой сферой. В феврале 1921 г. создается Государственная общеплановая комиссия (Госплан).

В результате денационализации мелкой, отчасти средней промышленности к концу 1922 г. в руках государства осталась лишь 1/3 ранее национализированных предприятий..Наиболее крупные и технически оборудованные фабрики и заводы объединялись в государственные тресты. «Югосталь», «Химуголь», «Донуголь», «Государственный трест машиностроительных заводов» («Гомза»), «Северолёс», «Сахаротрест» и т.д. Общее руководство трестом осуществлял ВСНХ. Он же пе-. рераспределял полученную трестами прибыль. На правление треста возлагались лишь функции непосредственного оперативного управления. Уравнительная оплата труда заменялась тарифной, учитывающей квалификацию рабочих, качестве^ и количество произведенных продуктов. Натуральные формы оплаты труда («пайки») вытеснялись денежной в виде зарплаты.

Развитие товарно-денежных отношений вело к восстановлению, всероссийского внутреннего рынка. Воссоздаются крупные ярмарки; Нижегородская, Ба-уРкинская, Ирбитская, Киевская и др. Открываются торговые биржи.. Разрешалось создание небольших частных предприятий (с числом рабочих не более 20), кон- цессий, смешанных обществ.^о условиям хозяйственной деятельности (кредит, налоги, товароснабжение) потребительская, сельскохозяйственная, кустарно-промысловая кооперации были поставлены в более выгодное положение, чем частный капитал.

Конкретная работа по реализации нэпа началась с реформирования сельского хозяйственного производства. Продналог был меньше разверсткиг в то же время он понижался для бедных крестьян и середняков и увеличивался для зажиточных. Оставшиеся после сдачи налога излишки крестьянин мог продать на рынке, что заинтересовывало производителей сельхозпродукции ее увеличении.

Был введен единый сельхозналог, расширилась кооперация, деревня стала получать машины, инвентарь, улучшилась обработка земли.

Уже к 1925 г. был достигнут уровень сельскохозяйственного производства 1913 г.г. Успеху новой экономической политики способствовало проведение денежной реформы. В 1922 г. в обращение была выпущена устойчивая валюта червонец. Червонец, приравнивавшийся в J, 0 дореволюционным золотым рублям,1 обеспечивался золотом и другими легко реализуемыми ценностями и товарами.

К 1924 г. денежная реформа завершилась: вместо обесцененных совзнаков были выпущены медные и серебряные монеты и казначейские билеты В ходе реформы удалось ликвидировать бюджетный дефицит, а с октября 1924 г. Выпуск денежных знаков для покрытия бюджетного дефицита был запрещен по закону.

(Прирост промышленной продукции в 20-е гг. осуществлялся высокими темпами 1921 г. - 42Л%, 1922 г. - 30,7%, 1923 г. - 52,9%, 1924 г. - 14,6%, 1925 г.-66,1%, 1926 г. - 43,2%, в 1927 г. - 14,2%."

При этом (тяжелая промышленность восстанавливалась быстрее, чем легкая. К концу 20-х гг. советская экономика в целом достигает довоенного уровня.

Поддержание достигнутых в 20-е годы показателей развития промышленности было проблематичным. Высокие темпы роста в годы нэпа во многом объяснялись «восстановительным эффектом»: загружалось уже имевшееся, но простаивавшее оборудование, в сельском хозяйстве вводились в оборот заброшенные в гражданскую войну старопахотные земли. Когда же в конце 20-х гг. эти резервы иссякли, страна столкнулась с необходимостью огромных капиталовложений в промышленность, чтобы реконструировать старые заводы с изношенным оборудованием и создать новые промышленные отрасли.

Столкнувшись с нехваткой финансовых средств для развертывания промышленности и не сумев мобилизовать для этого отечественные и зарубежные частные капиталы, большевики закономерно пошли по пути все большей централизации имевшихся финансовых ресурсов, вытеснения частного капитала из промышленности и торговли при помощи налогов и повышения арендной платы. Все это было связано с высокой степенью огосударствления нэповской экономики, поскольку рабочий на частном заводе производил в среднем в 2 раза больше продукции, чем на государственном предприятии.

Подъем промышленности, введение твердой валюты стимулировали восстановление сельского хозяйства. Посевные площади стали постепенно увеличиваться. В 1925 г. валовой сбор зерновых почти на 20,7% превысил среднегодовой сбор за пятилетие 1909-1913 гг.

Но в последующие.годы производство зерна постепенно уменьшается за счет роста производства технических культур. К 1927 г. довоенный уровень был почти достигнут в животноводстве.

Однако рост крупного товарного крестьянского хозяйства сдерживала налоговая политика/В 1922/23 гг. было освобождено от сельхозналога 3%, в 1923/24 гг. -14%, в 1925/26 гг. - 25%, в 1927 г. - 35% беднейших крестьянских хозяйств.3 Зажиточные крестьяне и кулаки, составившие в 1923/24 гг. - 9,6% крестьянских дворов, выплатили 29,2% суммы налога.4

В результате налоговой политики темпы дробления крестьянских хозяйств были в 20-е гг. в 2 раза выше, чем до революции, что негативно сказывалось на развитии производства и его товарности. Разделяя хозяйства, зажиточные сдои деревни пытались ускользнуть из-под налогового прессу

Низкая товарность крестьянских хозяйств приводила к заниженным объемам экспорта сельскохозяйственных продуктов и импорта, необходимого для модернизации страны.;

В годы нэпа сложились серьезные диспропорции между развитием сельского хозяйства и промышленности, что привело к экономическим кризисам.

Первый кризис 1923 г. возник вследствие появления «ножниц» цен на промышленные товары, которые были непомерно высокими, и продукты питания. Крестьяне не могли купить нужные товары, хотя их было много. А рабочим часто задерживалась выдача заработной платы. По стране прокатилась волна забастовок, были и вооруженные столкновения.

Второй кризис 1925-1926 гг. постиг страну из-за провала хлебозаготовительной кампании и экспортно-импортного плана. Неполная[заготовка хлеба сократи-экспортные поставки зерна, а значит, уменьшила закупку оборудования за ру-:ом, что замораживало строительство заводов и фабрик в собственной стране. Росли цены, безработица. В результате кризиса 1928 и продовольственное снабжение настолько ухудшилось, что в Москве и Ленинграде ввели карточную систему.

Таким образом, по мере завершения восстановительного периода обострялись присущие нэпу противоречия. Нарастал антагонизм между политикой и экономикой.

Полную либерализацию рыночных отношений в экономике не предлагало ни одно из влиятельных течений в руководстве большевистской партии.

В конце 1920-х гг. перед советской экономикой встали две„реальные альтернативы развития: либо продолжение нэпа, либо форсированный переход к «государственному социализму».

1б. Протекавшие в мире в конце 20-30-х годах процессы оказывали, непосредственнoe воздействие на внутреннее развитие CCCPV специфически преломляясь в нем. Единство мира выражалось в определенной синхронизации основных общецивилизационных процессов.

"Отставание СССР от передовых государств могло привести к потере экономической и политической самостоятельности. Чтобы отстоять свою независимость, руководство СССР, учитывая процессы модернизации в капиталистических странах, приступило к разработке вопроса о темпах и методах дальнейшего развития страны.

Индустриализация означала создание крупного машинного производства в промышленности и других отраслях народного хозяйства, превращение страны из аграрной в индустриальную

Основные черты политики индустриализации были зафиксированы в 1920 г. В плане ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации в России).! XIV Съезд ВКП(б) в декабре 1925 г. официально провозгласил курс на индустриализацию.

Первоначально обосновывалась стратегия индустриализации на основе нэпа. В годы нэпа было начато строительство Днепровской гидроэлектростанции имени В.И.Ленина (Днепрогэс) и других электростанций, открывались новые промышленные стройки (Сталинградский тракторный завод, Кузнецкий металлургический и др.).

Необходимость преодоления технико-экономической отсталости, при отсутствии внешних источников накопления, потенциальная угроза новой мировой войны, а также мобилизация внутренних ресурсов для ускоренной индустриализации, создание развитого военно-промышленного комплекса способствовали резкому увеличению «перекачки средств» из сельского, хозяйства в промышленность, проведению политики «затягивания поясов» в социальной сфере и «закручивания гаек» в политике.

Главные валютные вливания в строительство страна получала от экспорта хлеба. Однако в условиях нэпа экономический механизм не мог гарантировать устойчивого хлебного экспорта. Темпы индустриализации оказывались в прямой зависимости от развития крестьянских хозяйств. Зимой 1927/28 гг. разразился острый кризис хлебозаготовок. Под угрозой голода оказались города и армия, провалился экспортно-импортный план.

Кризис хлебозаготовок заставил правительство перейти к внеэкономическому принуждению крестьян, силовому изъятию зерна. Хлебный дефицит был ликвидирован, но крестьяне стали сокращать невыгодное им теперь производство. Зимой 1928/29 гг. вновь последовали «чрезвычайные» меры.

Анализ причин кризиса, путей выхода из него привел к формированию в партии двух основных точек зрения. Сталин считал кризис структурным: недостаточный темп развития индустрии порождает товарный голод, что не дает возможности получить у крестьян хлеб экономическим путем - через обмен на промтовары; в свою очередь, мелкокрестьянское хозяйство не способно обеспечить потребности растущей промышленности. Подчеркивался классовый аспект проблемы: эксплуататор-кулак саботирует хлебозаготовки. Сталин предлагал сконцентрировать все силы на магистральном направлении - в тяжелой индустрии(за счет перераспределения средств из других отраслей), а затем, создав собственные энергетическую и металлургическую базы, отечественное станкостроение, перевести на индустриальную основу все народное хозяйство. В деревне предлагалось ускоренно организовывать крупнотоварные коллективные хозяйства.

В представлении Бухарина кризис был вызван субъективными причинами. Отсутствовал резервный фонд промтоваров, рост денежных доходов деревни не был сбалансирован налогами, что обострило товарный голод, уменьшило предложение хлеба крестьянами на рынке; было установлено невыгодное для производителей зерна соотношение закупочных цен на хлеб и сырьевые культуры.

На первый план Бухарин выдвинул нормализацию рынка: повышение закупочных цен на хлеб, покупку хлеба за границей, повышение налогов на деревенские «верхи». Он выступал за сбалансированное развитие тяжелой и легкой промышленности, индустриального и аграрного сектора, предусматривал развертывание крупных коллективных хозяйств в зерновых районах, индустриализацию сельского хозяйства, создание небольших предприятий по переработке сельхозпродукции в деревне. По его мнению, основой аграрного сектора еще долго должны были оставаться индивидуальные крестьянские-хозяйстра.

Бухарин полагал, что одним из важнейших просчетов явилось установление неверного, неблагоприятного для хлебопроизводителей соотношения закупочных цен в сельском хозяйстве. Однако существенное повышение цен на зерно и сырье было трудно осуществить, не повышая промышленных цен, в целях компенсации рабочим возрастания стоимости продуктов. А это в свою очередь потребовало бы нового повышения сельскохозяйственных закупочных цен и т.д.

Суть проблемы заключалась в том, что крупное товарное хозяйство способно успешно функционировать и при понижающихся закупочных ценах. Оно может наращивать производство при помощи интенсивных методов и получать значительную прибыль за счет увеличения объемов производства. Но рост индивидуальных крупнотоварных крестьянских хозяйств всячески тормозился. Средств для стимулирования добровольного перехода бедняцко-середняцких хозяйств к крупному коллективному товарному хозяйству (кредитов, техники и др.) у государства не было.

Мелкие бедняцко-середняцкие дворы держались на плаву, переходя от товарного производства менее выгодных к выращиванию более выгодных культур (реагируя на изменения рыночной конъюнктуры).

Разногласия по поводу выбора политического курса («чрезвычайщина» Сталин, нэп - Бухарин) привели к образованию так называемого «правого уклона» в партии большевиков (1929). Победила сталинская концепция, что фактически означало отказ от политики нэпа]

Поражение бухаринской группы было вызвано не только контролем Сталина над партаппаратом, но и большой доступностью и привлекательностью его программы для масс. Это означало снятие препятствий к осуществлению стратегии форсированной индустриализации и оформлению тоталитарного режима.

Переход к индустриальной экономике осуществлялся болезненно, Если западным странам решить проблему финансов помогал колониальный грабеж, массированный приток иностранных капиталов, то у СССР этих преимуществ не было. Тем не менее доля накоплений в середине 20-х гг. составляла 10% национального дохода, 29% в 1930 г., 40% в 1931 г., 44% в 1932 г. В дальнейшем, в 30-е гг., она составляла 25-30%.

|В советской модели индустриализации акцент делался на первоочередное развитие капиталоемких отраслей: энергетики, металлургии, химической промышленности, машиностроения.;

Форсированная индустриализация сопровождалась ломкой хозяйственного механизма, который был создан до середины 20-х гг. Это был механизм нэпа. Он строился на хозрасчетных"отношениях, когда большинство крупных промышленных предприятий в рамках треста находились на самоокупаемости. Сбытом продукции занимались специализированные объединения (синдикаты), также хозрасчетные организации. В рамках промышленности росла производительность труда, снижалась себестоимость продукции, увеличивались денежные накопления в самой промышленности, что позволяло предприятиям осуществлять ремонт, расширять производство, вести новое строительство.

Соблюдался определенный баланс между отраслями, между сферой промышленного строительства и промышленного производства. Особое значение придавалось использованию квалифицированной рабочей силы, так как качество продукции являлось приоритетным фактором. Механизм нэпа не был идеален, имея в числе основных недостатков растущий монополизм Но вместе с тем нэповская экономика, построенная на рыночных отношениях, развивалась достаточно успешно.

В конце 20-х гг. созданная административная пирамида сумела уничтожить нэповские начинания. «Чрезвычайщина» стала нормой экономической жизни, была сделана ставка на неоправданное ускорение, команды сверху, полный отказ от демократии.

Курс на «чрезвычайщину» четко проявился в годы первой пятилетки. Основная идея первого пятилетнего плана развития народного хозяйства (на 1928/29 -1932/33 гг.) заключалась в необходимости ускоренного, но сбалансированного развития народного хозяйства} оптимального сочетания фондов накопления и потребления, темпов роста тяжелой и легкой индустрии, промышленности и сельского хозяйства.

Однако жизнь нарушила эти идеалистические планы

Масштабность задач и крайняя лимитированность материальных и финансовых средств усилили централизованное планирование. Из 1500 крупных предприятий - новостроек пятилетки была выделена группа первоочередных (50-60 объектов). Их стоимость достигала половины общих вложений в промышленность. Но и среди ударных строек предпочтение получили важнейшие 14.

С осени 1929 года план начинает корректироваться в сторону «ускорения» темпов развития народного хозяйства. Тех, кто был против этого, И.В.Сталин объявлял «врагами социализма» и «агентами капитализма».

Форсированный индустриальный рост в условиях острой нехватки капиталов лимитировал возможности материального стимулирования труда, вел к падению жизненного уровня, что способствовало росту психологического напряжения в обществе.

В этих условиях в конце 1929 - начале 1930 гг. берется курс на сплошную коллективизацию. Постановление ЦК ВКП(б) «О темпах коллективизации и по мощи государства колхозному строительству» от 5 января 1930 г. нацеливало на проведение сплошной коллективизации насильственными, командно-административными методами. Принижалась роль кооперации в преобразовании сельского хозяйства. Вся страна была поделена на три района по темпам коллективизации.

К концу 1932 г. началось объединение в колхозы и совхозы большинства крестьянских хозяйств. От ограничения и вытеснения кулака переходили к ликвидации его как класса на основе сплошной коллективизации. 15% хозяйств были раскулачены, (хотя зажиточных крестьянских дворов насчитывалось не более 3-5%), 25% крестьян лишены избирательных прав. Все это нанесло сельскохозяйственному производству непоправимый урон.

В результате насильственной перекачки средств из деревни в город в 1932/33 гг. разразился голод, охвативший сельские районы Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, Украины, Казахстана и унесший огромное число жизнен (называют цифры от 3-5 до 8 и более млн. человек)."

Разрушался уклад жизни селян с трудовой этикой индивидуального хозяйства. На смену приходила колхозная жизнь с формальной демократией, уравниловкой»"в оплате труда, попытками скопировать индустриальный тип организации труда на основе шаблонного внедрения машинной техники.

Коллективизация создала необходимые условия для осуществления индустриального скачка - в этом ее главный результат. Преобразование аграрного сектора уменьшило число занятых в сельском хозяйстве пропорционально спросу на рабочую силу в промышленности; поддерживало при меньшем числе занятых производство продовольствия на уровне, не допускающем длительного голода; обеспечивало снабжение промышленности незаменимым техническим сырьем.

В середине 30-х гг. положение в аграрном секторе относительно стабилизировалось. В 1935 г. отменили карточную систему. В 30-е гг. из сельского хозяйства высвободилось 15-20 млн. человек, что позволило увеличить численность рабочего класса с 9 до 23 млн. человек.

Второй пятилетний план (1933-1937) поставил основную хозяйственную задачу: завершить техническую реконструкцию в стране. За пять лет необходимо было освоить современные технические достижения, провести всестороннюю электрификацию, комплексную механизацию производственных процессов, обеспечить широкое развитие химии.

План второй пятилетки был в основном выполнен. В 1928-1941 гг. в СССР было построено около 9 тыс. крупных и средних промышленных предприятий,

По ряду направлений было преодолено качественное отставание советской промышленности. В 30-е годы СССР вошел в число трех-четырех стран, способных производить любой вид промышленной продукции. Созданный в этот период экономический потенциал позволил накануне и в годы войны развернуть многоотраслевой ВПК (военно-промышленный комплекс), продукция которого во многом превосходила германскую.

Но скачок в развитии тяжелой индустрии был куплен ценой отставания в легкой промышленности, стагнации аграрного сектора, сверхцентрализации экономической жизни, предельного ограничения сферы деятельности рыночных.механизмов.

Промышленное производство развивалось преимущественно экстенсивно. Прирост численности работающих опережал рост промышленной продукции. Среднегодовые темпы роста национального дохода в 1928-1941 гг. составляли, по некоторым оценкам, лишь 1%.

Резко усилилось директивное планирование. В период первой пятилетки детальные плановые задания были определены примерно по 50 отраслям крупной промышленности, во второй - по 120. С 1930 г. стали разрабатываться государственные посевные планы, с 1935 г. - государственные планы развития животноводства и т.д.

В результате численность административно-руководящего состава аппарата управления с 1926 по 1937 гг. выросла в 3,2 раза и составила 1313 тыс. человек.

Важнейшие направления развития хозяйственного механизма в системе образования

Вопросы для повторения и обсуждения

1. Дайте определœение понятия «образование».

2. Определите стратегическую цель государственной политики в области образования.

3. Перечислите приоритетные задачи, реализация которых позволит достичь стратегической цели государственной политики в области образования.

4. Каковы направления реформирования системы образования в нашей стране? Какие целœевые ориентиры при этом выделяются?

5. Как раскрывается понятие «система образования» в Законе РФ «Об образовании»?

6. Почему среди составных частей системы образования особе место отводится государственным образовательным стандартам и образовательным программам?

7. Чем отличаются друг от друга общеобразовательные и профессиональные программы?

8. Дайте определœение трудовой деятельности.

9. Дайте определœение понятию «профессия».

10. Охарактеризуйте уровни профессионального образования в России.

11. Что означает многоступенчатость системы профессиональной подготовки кадров?

12. Какими признаками определяется образование как отрасль народного хозяйства?

Глава 2. Хозяйственный механизм системы образования

Основная проблема, освещаемая в этой главе, заключается в уяснении сущности и особенностей хозяйственного механизма в сфере образования, а также в выявлении главных направлений его развития.

Хозяйство любой страны, как известно, представляет собой сложный экономический организм, состоящий из множества предприятий и отраслей, в связи с этим нужен механизм, способный организовать функционирование экономической жизнедеятельности как страны в целом, так и отдельного хозяйствующего субъекта.

В общем виде хозяйственный механизм можно определить как способ хозяйствования, представленный совокупностью форм, методов и инструментов управления экономикой.

По своему составу хозяйственный механизм сложен и образует единство таких взаимосвязанных между собой элементов (подсистем), как экономический, правовой и организационный. Так, в составе его экономической подсистемы выделяются такие формы, как планирование, прогнозирование, финансирование, ценообразование, налогообложение и т.д., а также такие инструменты, как план, цена, кредит, зарплата и т.д. К правовой подсистеме относятся законодательные акты государства о труде и хозяйственной деятельности, налогообложении и другие нормативные акты и постановления правительства и местных органов управления. Организационная подсистема, играющая значительную роль в управлении, включает организационную структуру управления, аппарат управления, контроль за хозяйственной деятельностью во всœех звеньях экономики страны. Схему контроля на государственном и муниципальном уровнях и органов, осуществляющих его в бюджетной сфере и, в частности, в образовании, можно представить в следующем виде (рис. 2.3).

Исторически сложились два полярных типа хозяйственного управления экономикой: административно-командный и рыночный. При этом в чистом виде, как известно, ни в одной стране не был представлен ни один из этих типов. В разных странах наблюдается неодинаковое соотношение рыночных и плановых методов хозяйствования. Οʜᴎ применялись и в планово-централизованной и в рыночной экономике, но их соотношение было разным. Так, в рыночной экономике определяющая роль отводится экономическим методам, в то время как в планово-централизованной – командным методам хозяйствования.

Мировой опыт развития стран подтверждает, что механизм рыночного регулирования общественного производства является универсальным, если он дополнен государственным регулированием экономики.

Рисунок 2.3 - Структура органов, осуществляющих бюджетно-финансовый контроль в Российской Федерации

В этом случае обеспечивается баланс интересов производителœей и потребителœей. Благодаря конкуренции и ценам, рынок способен оперативно изменять структуру и объем предложения, уравновешивать их со спросом, быстро реагировать на потребности в новых товарах и услугах, что ведет к повышению эффективности экономики.

При этом при всœех положительных моментах рыночный механизм не способен обеспечить развитие образования и здравоохранения, решение проблем занятости населœения, обороноспособности страны, освоение космоса, развитие фундаментальной науки, создание системы экологической защиты и многое другое. По этой причине и крайне важно применять государственное регулирование различных сфер деятельности, при котором перечисленные проблемы решались бы в интересах общества в целом.

По этой причине движущей силой развития общества может быть рационально организованный хозяйственный механизм, который соответствовал бы современному уровню развитых стран. При отсутствии такого соответствия хозяйственны механизм сдерживает, тормозит развитие системы образования, и возникает потребность в ее реформировании.

Программа реформирования хозяйственного механизма системы образования в нашей стране была разработана в связи с переходом к рыночным отношениям. Эта программа учитывала конкретно-исторические особенности России, а также объективные закономерности и тенденции функционирования образования в развитых странах мира. В ней можно выделить следующие цели:

Ø укрепление и развитие материально-технической базы образования;

Ø повышение качества обучения учащихся и профессиональной подготовки специалистов;

Ø закрепление в учреждениях образования высококвалифицированных кадров;

Ø привлечение специалистов из других отраслей народного хозяйства;

Ø повышение эффективности использования творческого потенциала высококвалифицированных специалистов.

Реализация этих целœей способствует формированию базовых направлений хозяйственного механизма в образовательных учреждениях.

Эти направления основываются на ряде базовых принципов: правовое регулирование экономических отношений в системе образования; развитие самостоятельности образовательных учреждений в решении широкого круга производственно-финансовых и социальных вопросов; регулирование образования на отраслевом и региональном уровнях на базе целœевых программ.

В новых экономических условиях, складывающихся в России, хозяйственный механизм системы образования предусматривает ряд направлений:

1) переход от выделœения образовательным учреждениям средств из бюджета по отдельным статьям расходов к финансированию по нормативам, комплексно отражающим целœевую направленность деятельности данных учреждений;

2) сочетание бюджетного или отраслевого финансирования деятельности образовательных учреждений с развитием различного рода платных образовательных услуг, предоставляемых на основе договоров с физическими и юридическими лицами. При этом не должно быть снижения бюджетных ассигнований на финансирование образовательных учреждений путем замещения неоплачиваемых населœением услуг платными;

3) перераспределœение и разграничение управленческих функций между учреждениями образования и вышестоящими органами, использование преимущественно экономических методов управления финансово-хозяйственной деятельностью образовательных учреждений, усиление в связи с этим плановой, хозяйственной и финансовой самостоятельности этих учреждений;

4) совершенствование организационных структур управления образованием и создание в связи с этим отраслевых и межотраслевых, региональных и межрегиональных учебно-научно-производственных объединœений, фирм, ассоциаций и т.д.;

5) развитие самостоятельности трудовых коллективов образовательных учреждений в решении базовых вопросов их производственно-хозяйственной деятельности и социального развития;

6) установление тесной зависимости материального и морального стимулирования трудовых коллективов образовательных учреждений и оплаты труда работников от результатов, качества и эффективности их труда.

По этим направлениям в настоящее время происходит развитие хозяйственного механизма в образовании, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ соответствует современным экономическим условиям.

Этот хозяйственный механизм позволил кардинально изменить экономическую и организационную деятельность образовательных учреждений.

Деятельность государственных и муниципальных образовательных учреждений основывается на многоуровневом и многоканальном финансировании.

В сфере образования был создан и получает дальнейшее развитие негосударственный сектор, представленный негосударственными образовательными организациями.

Сегодня происходит совершенствование организационных структур управления образованием, что проявляется в развитии интеграции образовательных и научных учреждений, а также производственных предприятий в учебно-научно-производственные комплексы. Такие комплексы могут образовываться в виде единого юридического лица, когда в состав образовательного учреждения входят вузы, научные подразделœения, колледжи, школы и другие образовательные учреждения, а также в виде объединœения юридических лиц в форме союза, ассоциации. При объединœении образовательных учреждений по территориальному признаку формируются региональные образовательные объединœения.

Успешное функционирование этих комплексов позволяет решать задачи повышения эффективности и качества образовательного процесса, преемственности образовательных программ разного уровня, усиления связи образования, науки и производства, освоение современных технологий подготовки кадров, а также более полного и эффективного использования имеющихся материальных, кадровых и информационных ресурсов.

Примером такой деятельности может служить учебно-научно-педагогический комплекс Волгоградского государственного педагогического университета͵ который был создан более 15 лет назад на добровольных началах. Он включает мужской педагогический лицей (единственное в России образовательное учреждение, осуществляющее допрофессиональную педагогическую подготовку будущих учителœей-мужчин), городскую гимназию, три педагогических колледжа, институт повышения квалификации работников образования, а также его структурными элементами являются Михайловский филиал университета͵ научно-исследовательский институт проблем личностно-ориентированного образования, институт педагогической информатики и информационных технологий, центр педагогических инноваций.

Михайловское Высшее педагогическое училище (колледж) еще одно учебное заведение, на базе которого был создан учебно-научно-педагогический комплекс (УНПК). На сегодняшний день он состоит из учреждений дополнительного образования (детской юношеской спортивной школы, Центра культуры и искусств), начальной школы / сада, двух средних общеобразовательных школ, педагогического колледжа, филиала ВГПУ, центра повышения квалификации. Он имеет учебно-производственный отдел, научно-исследовательский Центр, технический центр, информационно-аналитический центр, профцентр, спортивный клуб «Старт», объединœенный методический кабинœет, социально-психологическую службу, корпоративную информационную библиотечную сеть, гостиничный комплекс «Дружба», свою централизованную бухгалтерию.

В новых условиях хозяйствования образовательные учреждения получили достаточно большую самостоятельность в принятии решений при планировании направлений своего развития, к примеру в выборе специальностей, по которым в последующем будет осуществляться подготовка специалистов. Самостоятельность также проявляется в возможности разработки и утверждения новых учебных планов, программ учебно-воспитательной работы, а также планов социально-экономического развития образовательного учреждения.